Наверх
ДРУЗЬЯ
Beatles.ru Официальный сайт группы ‘Аракс’
АВТОРСКИЕ ПРАВА
Все права принадлежат ПРАВООБЛАДАТЕЛЯМ! Данный сайт создан в некоммерческих целях, носит исключительно ознакомительный характер.
При копировании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!
«Delicate Sound Of Thunder» легендарных Pink Floyd, выйдет 20 ноября.
«Delicate Sound Of Thunder» легендарных Pink Floyd, выйдет 20 ноября в нескольких форматах: Blu-ray, DVD, 2CD, 3LP, Deluxe box...
подробнее »»
Новый альбом AC/DC под названием PWR/UP выходит 13 ноября.
Новый альбом AC/DC под названием PWR/UP выходит 13 ноября. Первый сингл Shot In the Dark появится 7 октября....
подробнее »»
ROCK BOOK - О РОК-МУЗЫКЕ И МУЗЫКАНТАХ.
Публикации о группе «АРАКC»
Предыдущая Предыдущая Следующая Следующая
СОЛО ДЛЯ УДАРНЫХ С КОНФИСКАЦИЕЙ.
/ИЗУЧАЕМ ПРОБЛЕМУ/
газета «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА»
11 октябрь 1987 года


газета «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА», 11 октябрь 1987 года. СОЛО ДЛЯ УДАРНЫХ С КОНФИСКАЦИЕЙ. Пять лет назад прекратила свое существование рок-группа «Аракc», снискавшая популярность музыкальным сопровождением ряда спектаклей в Московском театре им. Ленинского комсомола, пластинками, а также гастрольными выступлениями. В 1982 году против организатора гастролей и участника ансамбля Валерия Андреева было возбуждено уголовное дело. В качестве его соучастников привлекались также В. Чагмавели и Т. Андреева, занимавшие административные должности.
Сам Андреев после полутора лет следствия был взят под стражу. Другие музыканты ансамбля тоже оказались в угрожающем положении. На принадлежащую им дорогостоящую аппаратуру был наложен арест. Тут уж всем стало не до песен.
В чем же состояла суть обвинения? Прокуратура инкриминировала Андрееву хищение и обращение в свою пользу и в пользу других участников ансамбля более полутораста тысяч рублей из государственной казны. Чтобы понять, как появилась в обвинительном заключении эта сумма, нам прядется в самых общих чертах познакомиться с весьма мудреными правилами, регулирующими оплату труда артистов-исполнителей.
В соответствии с инструкциями Министерства культуры СССР артистам различных жанров устанавливаются категории, каждой из которых соответствует определенная концертная ставка. Диапазон велик. Например, за сольный концерт в одном отделении артист камерно-инструментального ансамбля высшей категории получает 26 рублей, а артист вокально-инструментального ансамбля низшей категории — всего 5 рублей 50 копеек (до 1986 года — 5 рублей ровно). Музыканты рок-группы «Аракс» консерваторий не кончали и в установленном порядке аттестованы не были. Приказом по Московской областной филармонии ведущим артистам ансамбля была установлена поконцертная оплата 25 рублей 50 копеек за сольное выступление в одном отделении плюс аккомпанирование во втором. Однако такой приказ был издан дирекцией в обход существующих сложных правил о тарификации.
Отсутствие формального решения тарификационной комиссии дало повод следствию заключить, что оплата участников «Аракса» должна была производиться по самой низкой категории, то есть по 5 рублей за отделение в концерте. Теперь, чтобы определить сумму хищения, следствию оставалось произвести несложные арифметические расчеты. С сентября 1980 по апрель 1982 года «Аракс» под флагом Московской областной филармонии и других концертных и общественных организаций дал 876 гастрольных концертов в различных областях РСФСР, Украины и Узбекистана. Все, что было получено участниками сверх минимальных ставок, следствие посчитало наживой.
А как объясняют свои действия по изданию незаконных приказов директора филармонии К. Т. Кравченко и Г. А. Ефимов? Выступая в суде свидетелями, они пояснили, что «Аракс» был для них подарком судьбы. Если до прихода рок-группы в 1980 году филармония из-за хронически пустующих залов сидела в безвылазных долгах, то популярный рок за короткое время буквально спас организацию от банкротства. Но музыканты, прекрасно понимая, что их искусство ценится дороже, не согласились бы работать по 5 рублей за отделение, это смехотворно. В хозрасчетных интересах филармонии директора пошли им навстречу.
Об этом же говорили в зале суда и руководители других концертных организаций, рассыпавшиеся в благодарностях «Араксу», например, директор «Укрконцерта» А. В. Компаниец. «Аракс» вызывали как спасательную команду для залатывания финансовых дыр. И платили соответственно.
Да, инструкция в очередной раз была попрана. И аплодировать тут, конечно, нечему. Но одного я не мог взять в толк, листая толстенный «кирпич» обвинительного заключения: а кто же потерпевший? Люди хотят слушать музыку, причем именно такую, какую они хотят слушать. И они за свои деньги это законное удовольствие получили. Десятки концертных организаций с помощью «Аракса» избежали финансового банкротства. По подсчетам экспертизы, за полтора года выручка от концертов ансамбля за вычетом расходов на его содержание составила 4 млн. 612 тыс. 775 рублей. Так кто же пострадал?
Нельзя не учитывать и тот факт, что ни инструментами, ни аппаратурой, ни костюмами музыкантов никто не обеспечивал. А это все денег стоит. Деньги нужны были и на ремонт капризной аппаратуры, на ее погрузку-разгрузку (общий вес более 5 тонн), на оплату купейных мест для всей этой мудреной электроники — не кантовать же ее в багажном вагоне!
Специальным решением амортизационной комиссии филармонии в 1981 году было установлено, что в счет амортизации аппаратуры за каждый концерт «Араксу» причитается 30 рублей. По мнению следствия, это тоже переплата и хищение, поскольку согласно циркулярному письму Минкультуры 1960 года компенсация за амортизацию инструментов выплачивается не свыше 15 рублей в месяц. Даже как-то неудобно читать такие ссылки в официальном документе следственного дела. Ведь в «Араксе» играли не на гармошке, что, возможно, подразумевалось в 1960 году. Стоимость принадлежавшей участникам ансамбля электронной аппаратуры превышала 100 тыс. рублей.
В вину В. Андрееву поставили и то, что часть денег за концерты он якобы присваивал, обирая товарищей. Но никто из товарищей на суде никаких претензий к нему не высказал. По существу «Аракс» был дружной, сплотившейся вокруг любимого дела группой единомышленников, которые работали бригадным методом, пока слабо изученным Министерством культуры. Оплата шла в общий котел, откуда за вычетом общих трат с общего же согласия перераспределялась по личному вкладу каждого в общую музыку.
Первое заседание Московского областного суда по делу ансамбля «Аракс» продолжалось пять месяцев. Опросив более полутораста свидетелей, суд отправил дело на доследование, освободив (под подписку о невыезде) Андреева из Бутырок, где он к тому времени провел без малого два года. Во второе заседание Мособлсуда, уже в другом составе, снова было вызвано из разных концов страны почти двести свидетелей, на этот раз заседание продолжалось ровно год. Ближе к завершению судебного разбирательства адвокаты Е. А. Копачев, И. В. Сплина и С. А. Галичев заявили ходатайство об отводе представителя прокуратуры, в чьих не всегда корректных вопросах к свидетелям сквозил явственный обвинительный уклон. Суд не стал спорить с этим доводом зашиты, но ходатайство отклонил, отнеся чрезмерную агрессивность прокурора за счет сугубо личных качеств Т. А. Шульган. Думается, тут еще сыграло свою роль укоренившееся неприязненное отношение «солидных людей» к року. Но судья С. М. Лебедева, не в пример тем, кто поддерживал обвинение, сумела подняться над этой субъективной точкой зрения.
Мы не будем обсуждать незаконные методы, которыми проводилось следствие и которые затем получили осуждение в приговоре Мособлсуда. Это другая тема. Давайте, не вдаваясь в процессуальные детали, поставим вопрос проще и резче: а к чему все это? Люди делали свое дело и делали хорошо. Если кто музыку делом считать не привык, пусть примет в расчет аргумент весом в 4,6 миллиона. За что ж осудить Андреева к 10 годам лишения свободы, как требовала Т. А. Шульган в своей обвинительной речи?
Сегодня, когда общество озабочено расширением сфер хозрасчета и делаются первые робкие шаги к внедрению этого метода в концертное дело, позиция обвинения выглядит как-то по-вчерашнему. Это было прямо подчеркнуто в приговоре Московского областного суда, оглашенном 20 августа 1987 года. В конце второго дня чтения детальнейшего приговора, на написание которого ушло два месяца, подсудимые узнали свою судьбу: все трое были полностью оправданы.
Справедливость восторжествовала во многом благодаря личному мужеству члена Мособлсуда С. М. Лебедевой. Вполне допускаю, что другой судья пошел бы по издавна проторенной дорожке и раздал бы наказания «по фактически отбытому», чтобы волки были сыты и овцы целы.
Ну вот, а теперь давайте считать. За «Араксом» внушительная сумма принесенной государству прибыли — это не считая полученного людьми удовольствия. Что за Московской областной прокуратурой? Триста пятьдесят повесток свидетелям (мы считаем оба судебных заседания) означают астрономическую сумму, которая сложилась из оплаты их проезда и сохранения среднего заработка за время вынужденного безделья. Это уж не говоря о том, что трое подсудимых годами были лишены возможности работать. И о том уж не говоря, что главный из них — В. Андреев на два года был незаконно лишен свободы.
Вот и давайте считать, кто реально принес пользу, а кто ущерб. Нет, не возвратом народных денег обернулась позиция Московской областной прокуратуры, а их бессмысленным расточительством.
Сказать, что закрытием инцидента с «Араксом» проблема исчерпывается, значило бы погрешить против истины. При существующих ныне инструкциях — о которых и шла речь в материале — на скамье подсудимых запросто может оказаться административный персонал киностудий, филармоний, театральных и цирковых трупп и прочая и прочая.
Возникает вопрос, на который мы и будем ждать ответа: долго ли будут все они ходить в заложниках у инструкции?

Л. Никитинский, кандидат юридических наук.
ОБЩИЕ МАТЕРИАЛЫ
Rock-Book © 2006-2020
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования