Наверх
ДРУЗЬЯ
Beatles.ru Официальный сайт группы ‘Аракс’
АВТОРСКИЕ ПРАВА
Все права принадлежат ПРАВООБЛАДАТЕЛЯМ! Данный сайт создан в некоммерческих целях, носит исключительно ознакомительный характер.
При копировании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!
«Delicate Sound Of Thunder» легендарных Pink Floyd, выйдет 20 ноября.
«Delicate Sound Of Thunder» легендарных Pink Floyd, выйдет 20 ноября в нескольких форматах: Blu-ray, DVD, 2CD, 3LP, Deluxe box...
подробнее »»
Новый альбом AC/DC под названием PWR/UP выходит 13 ноября.
Новый альбом AC/DC под названием PWR/UP выходит 13 ноября. Первый сингл Shot In the Dark появится 7 октября....
подробнее »»
ROCK BOOK - О РОК-МУЗЫКЕ И МУЗЫКАНТАХ.
Публикации о группе «АВТОГРАФ»
Предыдущая Предыдущая Следующая Следующая
«АВТОГРАФ» СНОВА В СТРОЮ
ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСАНДРОМ СИТКОВЕЦКИМ И ЛЕОНИДОМ ГУТКИНЫМ
журнал «ОТВЕТЬ»
08 июня 2005 года


Итак, популярная в 80-е годы рок-группа «Автограф» спустя пятнадцатилетний перерыв возродилась снова. Причем, в отличие от многочисленных ВИА, она реанимировалась в оригинальном составе. Скорее всего группа просуществует лишь месяц или два – ведь этот ее единственный и краткосрочный тур приурочен исключительно к двадцать пятой годовщине появления на свет божий. И тем не менее концерты «Автографа», безусловно, станут большим событием в музыкальном мире страны.
Единственный концерт в Москве состоится в с/к «Олимпийский» 23 июня. На нем обещают быть потрясающее лазерно-пиротехническое шоу, звук surround sound и, конечно же, высокопрофессиональная музыка. Так что не пропустите.
Ну а в нашем интервью принимают участие основатель и лидер-гитарист «Автографа» Александр Ситковецкий и бас-гитарист Леонид Гуткин.

- Для многих российских меломанов и любителей по-настоящему качественного российского рока возрождение «Автографа» стало приятным сюрпризом. А у кого первого возникла идея вашего объединения?
А.С.: Идея постоянно витала в воздухе с момента начала затянувшегося творческого отпуска, то есть с февраля 1990 года. Мы тогда разъехались по разным странам и континентам, но нам все это время поступала масса предложений собраться вместе, что-то записать и выступить на каком-то фестивале. Но отвергали мы все это лишь потому, что тогда не совпадали многие факторы. Но на этот раз они совпали. В ноябре 2004 года Леня Гуткин получил предложение от известного промоутера Андрея Агапова. И практически одновременно наши старые западные партнеры тоже начали нами интересоваться. Потом, смотрите, сколько сразу юбилеев? Двадцать пять лет «Автографу», двадцать лет всемирному фестивалю «Live Aid», на котором мы выступали. Плюс еще двадцать пять лет знаменитому тбилисскому фестивалю «Весенние ритмы – 80», в котором мы тоже участвовали. И все же даже не этот набор дат повлиял на решение собраться снова. Просто что-то случилось в жизни наших мужиков. То ли планеты правильно выстроились, то ли Леня Гуткин постарался…
Л.Г.: Нет-нет! Я планеты не строил, ха-ха-ха!
А.С.: И в ноябре прошлого года мы опять собрались на репетиционной базе. Стали играть, а глазами начали «шалить» по сторонам. И чем больше «шалили», тем больше нам это нравилось. Почувствовали, что катит! У нас не было никаких ностальгических слез и завываний, просто мы реально поняли, что с нами что-то произошло.

- А все же почему тогда после вашей сверхуспешной пластинки «Каменный край» и последующего за ней диска на Западе, вы вдруг на пике вашей популярности распались?
А.С.: Нас расколола Америка. Начался постепенный спад творческой активности группы. Хотя у Гуткина и солиста Артура Беркута она продолжалась и из них постоянно что-то извергалось, но барабанщик Витя Михалин реально потерял ко всему интерес. Я же стоял между двумя лагерями. Между прочим, диск «Каменный край» был сделан нами уже на излете. И лично для меня «Автограф» кончился еще в сентябре 1989 года после ухода из группы Виктора Михалина и Сергея Мазаева. Мы еще некоторое время трепыхались, как цыпленок без крыла. Но последующие гастроли отчетливо дали мне понять, что группа находится в глубокой энергетической яме.
Л.Г.: А, по-моему, расставание произошло, потому что наши отношения завершили полный цикл и эмоционально перегорели. Мы перестали получать удовольствие от музицирования друг с другом. А для нас это всегда было важнее нотной части. Для нас фундаментом всегда была энергетика, а музыка лишь вторым этажом. И этот самый второй этаж тогда просто повис в воздухе. Вдобавок к этому, когда мы приехали с очередных наших западных гастролей в Россию, мы обнаружили, что вернулись в другую страну – с кооперативно-ларечной музыкой. Появилось восемь «Ласковых маев», пять «Миражей», четыре Натальи Гулькиных и т. д. И добросовестный «Автограф», дающий живые концерты с большим количеством обслуживающего персонала, стал для промоутеров не интересен. Им стали предпочтительными Женя Белоусов и Наталья Гулькина с мини-диском, которые прекрасно забивали большие залы. Нам же заниматься палаточным творчеством не хотелось.

- И вы надолго покинули Россию?
А.С.: После двухлетней работы в Америке мы наработали огромное количество дружеских и деловых связей. И я хотел, пусть и без группы, попытаться реализовать эти связи. Уверен, что то же самое чувствовали и Леня и Артур Беркут, которые тогда тоже уехали. Поймите, это была не эмиграция, не отъезд в чужую страну. Америка для меня уже тогда была вторым домом.
Л.Г.: У меня было по-другому. Мы с Артуром, прихватив кое-какие демо-записи, поехали к нашим друзьям в Америку как бы на каникулы. Там к нам неожиданно проявили интерес. А тут еще и американский альбом «Автографа» вышел. И нас с Артуром попросили остаться, чтобы принять участие в промоушене диска. Потом в апреле 1991 года к нам присоединился Александр. А в это время здесь начались известные политические события. И мы посчитали, что России просто не до нашей музыки, и надолго остались в Америке.

- А это правда, что в 80-е годы «Автограф» пытался серьезно сотрудничать с Аллой Пугачевой?
А.С.: В 1984 году Алла искала новый репертуар. Я привез ей «Корабль» и «Монолог». Она взяла «Монолог», который исполнила в программе «Пришла и говорю». На этом творческая часть сотрудничества закончилась. Еще была дружеско-политическая часть. Когда рванул Чернобыль, Алла пригласила нас в концерт «Счет 904». Больше сотрудничества не было.
Л.Г.: А я несколько раз пересекался с Пугачевой в бытовых ситуациях. Один раз Витя Михалин затащил меня к ней в гости. Мы мило пообщались, она была приветливой и доброжелательной. И позже мы не раз пересекались с ней на разных презентациях. Она постоянно передает привет Александру, но не более того. По работе ничего нету.

- Каков на сегодняшний день уровень нашей поп-музыки по сравнению с мировой, и есть ли шанс у наших артистов стать мировыми звездами?
А.С.: Я, пожалуй, промолчу, иначе буду в своих высказываниях груб и нелицеприятен.
Л.Г.: Шансы есть абсолютно у всех. Почему в результате никого нет? Потому что на Западе за всем этим стоит мощнейшая машина, работающая на стимуляцию творчества и производство – дурацкая какая фраза – социально-промышленного продукта. Наша же машина работает на создание дензнаков пиратам. Потом, эффект быстрых денег пьянит наших людей, не позволяя им сосредоточиться на творчестве. А это очень сильный наркотик. Пообщавшись с огромным количеством наших артистов, я понял, что мало кто из них сосредоточен на создании мотивированного творчества. В основном все их силы направлены в сторону медиа – как бы сделать, чтобы их песни крутились на радио и телевидении.

- В одном из интервью вы, Александр, сказали: «Музыка – это именно то, чем я хочу заниматься всю свою жизнь». Что вы имели в виду: деятельность в «Автографе» или ваш последующий бизнес по продаже музыкальных инструментов и сценического оборудования?
А.С.: Конечно, торговлю музыкальными инструментами я не мог иметь в виду. Эти слова были сказаны еще в «Автографе».

- Значит, вы отреклись от своих слов?
А.С.: Почему же? После распада «Автографа» я выпустил две сольных пластинки.

- Всего две за пятнадцать лет?
А.С.: Но не только это. У нас с Леней в Лос-Анджелесе еще была продакшн-студия.
Л.Г.: В ней работали гитарист Джефф Бакстер из «TheDoobieBrothers», множество хип-хоп артистов. А так как в Америке это была первая русскоязычная студия, там также работали Шуфутинский, Успенская и много кто еще… Все, что я умею делать – это исключительно музыка. Это мои среда обитания и способ существования, и я свою сферу деятельности менять не собираюсь. Причем, я чувствую себя уверенным не только в роке, но во всех остальных стилистических направлениях, за исключением, разве что, русского шансона.

- И вас, рокера, не ломает сочинение песен наподобие «Твой малыш растет не по годам»?
Л.Г.: Нисколько не ломает. Более того: у этой песни очень благополучная судьба. Могу честно сказать: я работал с разными артистами. Кто-то из них нравился мне больше, кто-то меньше, но я ни разу не делал свою продюсерскую работу левой ногой.

- Интересно ваше мнение о заполонивших мир «Фабриках звезд» и «Народных артистах».
А.С.: Отношусь к этому спокойно, потому что для меня мерилом все равно является талант. Неважно, откопан он на «Фабрике звезд», в котельной Санкт-Петербурга или в Московской консерватории.  Другое дело, меня раздражает, как сказал Леня, вынимание из этих «фабрик» быстрых денег.
Л.Г.: Подобные проекты под тем или иным названием есть практически во всех странах мира. Но придуманы они как реалити-шоу, а не как проекты, дающие музыкальный продукт. И музыкальное направление нигде, кроме России, так не эксплуатируется. Там в каждой передаче есть лауреат, он выпускает сингл. А дальше, в меру своего таланта он либо имеет, либо не имеет свою музыкальную карьеру вне зависимости от телевизионной составляющей. В России же это возведено в некий абсолют, что не очень благотворно сказывается на нашей поп-музыке.

- Следите ли вы за конкурсами типа «Евровидение»? Если да, то дайте оценку выступлению российского артиста в этом году?
А.С.: В Европе этот конкурс имеет больше политико-амбиционное значение, нежели музыкально-индустриальное. Там соревнуются страны за место проведения следующего конкурса, а не сколько артисты за свой профессионализм. Что касается выступления нашей девушки – считаю, что она очень слабая артистка.
Л.Г.: У нас «Евровидение» трактуется не совсем правильно. Это достаточно консервативный фестиваль мэйнстримовой middle of the road музыки. И меня удивляет попадание туда групп типа «Мумий Тролль» и «Тату». Они вообще не из той области. Да, в прошлом году победила явно не мэйнстримовая Руслана. Но у нее были реально сильный и хорошо сделанный номер и сильная энергетика. В ее успехе больше сыграл визуальный ряд, потому что песня Русланы, звучащая по радио, воспринимается куда менее эффектно. А в этом году Россия сделала несколько странный выбор. Девочка поющая, но тот материал, который она исполнила, просто не позволил раскрыть все ее возможности. Выступавшая в прошлом году Юлия Савичева как вокалистка была гораздо слабее, но из-за того, что ее песня была сильнее, выступление выглядело гораздо убедительнее.

- Будь ваша воля, что бы вы сегодня поменяли в российском шоу-бизнесе в первую очередь?
А.С.:  Я бы убрал пиратов, что дало бы мотивацию всем цепочкам продакшн-процесса. Чтобы артисты могли зарабатывать деньги не только концертами. И чтобы они могли вкладывать заработанные деньги в свою дальнейшую карьеру.
Л.Г.: А я бы убрал жесткий медийный контроль над тем, что сейчас происходит на нашей поп-сцене. Потому что этот фильтр у нас очень тяжелый и не очень здоровый. Он не дает очень большому количеству талантливой музыки быть услышанной народом, из-за чего качественный уровень нашей музыки опускается просто чудовищно!

Николай ФАНДЕЕВ
ОБЩИЕ МАТЕРИАЛЫ
Rock-Book © 2006-2020
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования