Наверх
ДРУЗЬЯ
Beatles.ru Официальный сайт группы ‘Аракс’
АВТОРСКИЕ ПРАВА
Все права принадлежат ПРАВООБЛАДАТЕЛЯМ! Данный сайт создан в некоммерческих целях, носит исключительно ознакомительный характер.
При копировании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!
«Delicate Sound Of Thunder» легендарных Pink Floyd, выйдет 20 ноября.
«Delicate Sound Of Thunder» легендарных Pink Floyd, выйдет 20 ноября в нескольких форматах: Blu-ray, DVD, 2CD, 3LP, Deluxe box...
подробнее »»
Новый альбом AC/DC под названием PWR/UP выходит 13 ноября.
Новый альбом AC/DC под названием PWR/UP выходит 13 ноября. Первый сингл Shot In the Dark появится 7 октября....
подробнее »»
ROCK BOOK - О РОК-МУЗЫКЕ И МУЗЫКАНТАХ.
Публикации о группе «АВТОГРАФ»
Предыдущая Предыдущая Следующая Следующая
Александр СИТКОВЕЦКИЙ:
«Я ПРОСТО ВЫБИРАЮ ТО, ЧТО МНЕ ПОДХОДИТ»
журнал «GITARS magazine», №2(02), август 2005 года. Александр СИТКОВЕЦКИЙ: «Я ПРОСТО ВЫБИРАЮ ТО, ЧТО МНЕ ПОДХОДИТ».
журнал «GITARS magazine»
№2(02), июль - декабрь 2005 года


Александр Ситковецкий.

Тынку : Сегодня Ваша основная гитара Gibson Les Paul. Почему так сложилось?

Ситковецкий : Les Paul не всегда был моей основной гитарой. Стоит упомянуть, что с 1976 по 1979 в "Високосном Лете" я играл на Fender Stratocaster. Это была "санберстового" цвета гитара 1972 года выпуска. Гриф имел палисандровую накладку.

С 1979 по 1983 год в "Автографе" я тоже играл на Stratocaster, но уже 1976-го года. Его корпус был "натурального" цвета, а гриф был с накладкой из клена. На этой гитаре, в сочетании с примочками Electro-Harmonics Big Muff и Echo Flanger, были сделаны все первые известные записи "Автографа" - это "Пристегните Ремни", "Ирландия", "Ольстер" и "Блюз Каприз". Таким образом, Fender Strat был моим боевым инструментом в течение 8-ми лет.

В 1983 году в Вильнюсе я обменял ударную установку ASBA Вити Михалина на Gibson Les Paul Custom (цвет Red Wine) выпуска 1976 года. Гитара была в прорезиненном кофре Gibson Protecter. Я привез ее в Москву, включил на репетиции в усилитель Orange и... There was no looking back since...

Как говорится, "все случайное – закономерно". Les Paul моментально "лег" по звуковой картинке в палитру группы, прекрасно сочетаясь с массивными клавишными педалями и аналоговыми "Moog-овскими" соло. Плюс надежность строя, простота конструкции, легкость управлениями тембрами, а также, что немаловажно было в то время - быстрота с которой можно было поменять лопнувшую струну.

Тынку : Скажите, а присутствует ли в Вашем выборе Gibson элемент "любви к бренду" и легендарной истории Gibson, или Ваш выбор целиком и полностью основан на функциональных характеристиках Les Paul?

Ситковецкий : Любви к любым брендам, будь то в еде, одежде или гитарах никогда не было и не будет. Выбор всегда основан на соответствии предложенных качеств моим запросам. В случае с Gibson... см. выше.

Тынку : Вот ныне почти каждая гитарная фирма делает близкие к Les Paul гитары. Например, Guild Bluesbird, Ibanez Artist, Paul Reed Smith и т.д. Вы пробовали гитары "леспольного" типа "негибсоновского" происхождения?

Ситковецкий : Да, у меня был Ibanez Artist. Очень качественный инструмент, но, как и большинство японцев – "безпородный", слишком правильный, слишком старательно сделанный. Не хватает какой-то индивидуальности. На PRS я играл пару раз, уважаю: дорого, изыскано, гладко - совсем не мое.

Тынку : В своем официальном райдере Вы упоминаете о двух Gibson Les Paul - это модели Custom (вып. в 2001) и 1994 Classic (вып. в 1994). По меркам Gibson - это обычные рядовые модели. У Вас не было мыслей пополнить свой арсенал чем-нибудь из разряда старых Vintage Gibson либо Custom Shop?

Ситковецкий : Я просто выбираю то, что МНЕ подходит, а не то, что положено выбирать, достигнув определенного статуса. Выбор инструмента профессиональным музыкантом - не демонстрация своего комплекса неполноценности, как в случае с покупкой Ferrari человеком, который "плохо ездит и боится зверя, но ведь положено иметь", а поиск партнера по сцене и по жизни, осознанное единение с произведением искусства, даже артизанского, позволяющее раскрыть свой исполнительский талант. Будет ли это самоделка очередного непризнанного Гварнери или заинкрустированный так, что дерева уже не видно Custom Shop экземпляр – не имеет значения.

К старым, антикварным вещам, включая гитары, отношусь настороженно. Нет никакого желания общаться с энергетикой, полями бывших владельцев. Своего хватает :-) Уважаю "винтажные" инструменты, но предпочитаю, чтобы мои гитары старели вместе со мной.

Тынку : Делали ли Вы какой-либо тюнинг на своих Les Paul? Возможно меняли датчики, варианты распайки или колки?

Ситковецкий : Все свои инструменты доводил у Валеры Свистунова. Это касалось, в первую очередь, пропайки серебром и тщательного экранирования. На 2001-м отрезал потенциометры тембра - при сохранении крышек-мыльниц это позволило раскрыть тембр по частотам.

На 1994-м поменял датчики на Seymour Duncan (SH4 - Bridge и SH6 – Neck). Получилось рассыпчато и очень много гармоник, особенно в верхней части спектра. Оба инструмента теперь имеют вполне самостоятельный голос, сохраняя при этом базовый тембр Les Paul.

Тынку : Усилители Mesa серии Rectifier традиционно считаются оборудованием для агрессивных модерновых жанров. Тем не менее, для тура, в котором Вы исполняли музыку иного плана, Вы выбрали именно Rectifier. Чем эти усилители так привлекают Вас?

Ситковецкий : Глубиной и богатством тона, прежде всего, а не марсианским разнообразием возможностей. Я использую всего 3 основных тона на концерте и мне, прежде всего, важно качество исходного тембра, а не обилие надстроек. Кстати, альбом "Empty Arena" был весь записан на трех гитарах: Gibson Les Paul Classic, Charvel Soloist 6 и Charvel KX88. Они подключались напрямую в Boogie Mark IV + Satellite, практически без перемены положения ручек. Провод, правда, был ну очень дорогой :-)

В туре, в начале, мне было по большому счету все равно, какие стоят головы и кабинеты, так как весь звук в стерео формировался у меня в рэке, где звукообразующим элементом является радикально модифицированный Mesa Boogie Recto Preamp, и далее через гейты и процессор уходил сразу на оконечные каскады стеков. Вернее, я думал, что все равно... два концерта отработал на 900-х Marshall-ах, потом еще два концерта - на 2000-ных. Второй комплект был в два раза громче, но для моей компоновки подходили хуже, нет регулировки уровня возврата. Звук был надежный, но обычный.

А в Москве, спасибо A&T Trade, привезли со склада два двойных стека Mesa Boogie Triple Rectifier. Техники все подготовили, пришел на сцену, подали гитару, для начала выбрал чистый звук и взял аккорд... Сбежались все - швед Brolan (FOH sound engineer), наш мониторщик Андрей Антонов, музыканты, техники... "Что это было?!!" Такой чистоты, глубины, богатства тона я не помню. Теплый, обволакивающий, но прошибающий стены тембр, подходящий практически под любую художественную задачу, и потом - мощность! В Олимпийском у меня было 2000 ватт в моей мониторной линии, около 8 киловатт из правых сайдфиллов и хорошие 400 ватт чистейшего лампового Mesa Boogie овердрайва сзади. Сказка.

Тынку : Какие усилители Вы предпочитали до того, как перешли на Mesa?

Ситковецкий : Не надо издеваться над больными людьми :-) В советское время предпочтений не было. Были счастливые случайности (как мой первый Les Paul Custom) и возможности – например, мой отец, который регулярно выезжал за границу в составе оркестра Кирилла Кондрашина.

Он привозил мне все - от только вышедшего альбома Led Zeppelin "III" до первого Fender Stratocaster 1972 вместе с усилителем Fender Twin Reverb 1970, который в 1979-м я обменял у Саши Изюмова на роскошный, новенький и очень оранжевый Orange (британский усилитель с 4х12 колонкой). Этому "Апельсину" суждено было со мной проехать за 10 лет весь мир, участвовать в Life Aid и остаться в сердце навсегда. Видел его на Музыке-Москве, по-моему в 1996-м, совсем уже не оранжевого, а грустно-коричневого, уставшего цвета на стенде фирмы Y&L something...

Тынку : Известно, что Вы также используете предусилители Rectifier Pre-Amp и Tri-Axis. Не могли бы рассказать об этом подробнее?

Ситковецкий : Tri-Axis недолго использовал в сессионной работе в Лос-Анжелесе. Про использование Rectifier Pre-Amp я уже сказал ранее. Добавлю что мой Recto Pre-Amp был полностью модифицирован Кириллом Остаповым. Думаю, что инженеры Mesa Boogie были бы шокированы разницей в звуке между серийным и доведенным прибором. Наша страна богата "Кулибиными" (без иронии).

Тынку : Вы записывали что-либо напрямую с предусилителей Mesa, минуя традиционную цепочку (преамп-оконечник-кабинет-микрофон)?

Нет, из принципа. Boogie здесь не причем, просто считаю такой способ записи электрогитары неестественным.

Тынку : Вы уже сложившийся серьезный музыкант. Продолжаете ли Вы пробовать новое оборудование и "искать свой" гитарный звук? Mesa Boogie Triple Rectifier. Или считаете, что уже нашли требуемое звучание и работаете только над созданием новой музыки?

Ситковецкий : Очень хороший вопрос. Все зависит от задачи. Несмотря на то, что являюсь больше консерватором, чем первопроходцем, считаю, что заковывать себя в рамки "найденного" звука не стоит. Для меня самое главное в звуке – комфорт, позволяющий творить, будь то живая работа или студия. Пока что мне комфортабельно с найденным звуком в большинстве случаев.

Тынку : Наряду с музыкой, Вы серьезно занимаетесь бизнесом. В этой связи вопрос: сколько времени Вы уделяете игре на гитаре? Продолжаете ли Вы работать над техникой и другими профессиональными навыками?

Для гитариста, впрочем как и для скрипача, правая рука – это все. Требует, зараза, упорства и терпения. Знаю, что банально, а куда деваться? Once a musician – always a musician. Да, считаю необходимым технике уделять время, пусть не много, но главное - регулярно!

В силу насыщенности бизнес-, творческой- и личной жизни времени на гаммы и арпеджио практически не остается. Тем не менее, любой серьезный проект, такой как последний тур "Автографа", требует 100%-ного возврата в форму. Стараюсь находить время для тренировки пальцев и повторения сложных пассажей. Во всех местах моего обитания в мире находятся (в смысле имеются) инструменты и тренировочные примочки с наушниками и метрономом. Один из критериев формы – несходящие подушечки на пальцах левой руки.

Тынку : У Вас вышло два сольных альбома инструментальной музыки: "Zello" (1991) и "Empty Arena" (1999). Есть ли в планах двигаться дальше в этом направлении?

Ситковецкий : Да, планы есть, но, как и всегда, не рассчитанно-коммерческие, а свободно-творческие. Потянет, почувствую необходимость - сяду работать. Должны накопиться и определенное количество нравящегося материала и, что самое важное - потребность в изложении оного на пленку.

Тынку : Играете ли Вы музыку, сочиненную другими гитаристами? Есть ли у Вас любимые риффы, ходы или может быть соло из репертуара кого-то известного или нет, которые время от времени наигрываете, или Вы играете, все таки, только свое?

Ситковецкий : Нет, не играю и не наигрываю. И это не вопрос пафоса или принципа, просто - не чувствую потребности.

Тынку : Слушаете ли Вы современных гитаристов и рок-исполнителей? Есть ли что-то, цепляющее Вас из того, что делается в наше время и считается "актуальным". Например, альбомы последних пары-тройк лет от Jeff Beck, Steve Vai, White Stripes, Korn. Вы слушали их или они прошли стороной?

Ситковецкий : На Steve Vai только что (май 2005) ходил в Лос-Анжелесе, в машине - свежий диск Kenny Wayne Shepherd "The Place You’re In" и нарезка Олега Изотова, спасибо Игорю Сандлеру и его честным музыкантским усилиям. Талантливый мальчишка (Изотов :-), но как научить слушать себя и слышать себя?! Стараюсь следить за гитарной музыкой, особенно молодых, например Jonny Lang, но признаюсь, времени на такое слежение остается все меньше.

Тынку : У многих гитаристов есть какие-то свои "профессиональные" мечты. Например, Joe Satriani мечтает о совместном туре и альбоме с Jeff Beck. А вот Slash уже много лет "откладывает на потом" запись трибьют-альбома Led Zeppelin. Многие отечественные гитаристы, работающие в группах, вынашивают идеи сольных альбомов самых невероятных жанров. Есть ли у Вас какие-то такие "гитарные" мечты?

Ситковецкий : Придется Вас разочаровать. И повторить вышесказанное о настолько загруженном существовании, что остались бы силы и время на свое-пресвое... Пусть редко, но по-честному, но свое и - в кайф.

Тынку : Откуда, Вы черпаете вдохновение? Многие музыканты и вообще творческие люди отмечают, что им постоянно нужен какой-то энергетический заряд и своего рода "допинг". Кто-то находит его в общении с любимыми людьми, для кого-то наоборот важно одиночество, есть люди, заряжающиеся от пребывания "на природе" (на море, в горах и т.д.), многие используют алкоголь и другие "стимуляторы", есть люди, которым в творчестве помогает религия. Есть ли у Вас какой-то свой путь в состояние вдохновения?

Ситковецкий : Всегда, даже в 80-х в "Автографе", я являлся странным симбиозом действующего музыканта и организатора-бизнесмена. Чтобы получить результат, будь то творчество или бизнес, мне всегда была нужна концентрация и минимум отвлекающих факторов. Одиночество подходит, но только в совокупности с другими составляющими. Стимуляторов точно не надо – отвлекает, концентрация уходит. Похоже, со временем мало что изменилось. Отсутствие стресса, общий положительный тонус и невмешательство извне в творческий процесс – залог продуктивной работы для меня.

Тынку : Есть ли у Вас навыки игры на каких-то еще музыкальных инструментах помимо гитары? Как Вы считаете, нужно ли гитаристу хоть как-то уметь играть на клавишных (ударных, басу), если он собирается записывать сольные альбомы и сочинять музыку? Или это совсем необязательно и лучше сосредоточится именно на гитаре?

Ситковецкий : Уверен, что любая возможность обогатить палитру средств, используемых для творчества – будь то иные музыкальные инструменты, лады или другие средства выражения – может быть использована во благо, если есть "показания". Необходимость этого должна здесь диктоваться лишь потребностью изнутри, но никак не внешним давлением или модой. Однако, основной инструмент – это профессия, поэтому компромиссов здесь быть не может: сначала гитара и основы, потом – все вокруг.

Что касается меня, то, происходя из классической скрипичной династии, я отдал положенную долю усилий скрипке. Вопреки общепринятому мнению, большинство самых известных песен "Автографа" мною были сочинены на ... рояле. Включая соло Л. Макаревича в "Ремнях" и "Ольстере". Конечно, "Блюз Каприс" и другие блестящие клавишные партии "Автографа" принадлежат Леониду, но синтезаторные соло в "Ремнях", "Ольстере", "SOS" и некоторых других песнях – мои.

Тынку : Вы уже много лет живете за рубежом и в то же время не теряете связей с отечественным шоу-бизнесом. То есть имеете возможность сравнить процессы, происходящие у нас с тем, что делается на Западе. На Ваш взгляд, за последние 10-15 лет наш шоу-бизнес, наша рок-музыка и в целом музыканты стали ближе к западным стандартам? Есть ли какое-то развитие и есть ли шансы, что в ближайшее время мы будем участвовать в мировом рок-процессе? Или наш вклад в мировую музыку в ближайшие годы по-прежнему останется в рамках академической музыки?

Ситковецкий : Еще один интересный, правильный вопрос. Никакого отношения к расстоянию до "их" стандартов наши успехи/неуспехи не имеют. Вопрос этот относится к категориям: Gibson Les Paul.
а) таланта,
б) соответствия культуре "страны пребывания", а именно Англо-Саксонии
в) желания артиста сделать так, чтобы "поняли".

На самом деле, это предмет для, как минимум, книги. Gorky Park, BG, Avtograf - мы все можем объединить свои впечатления от попыток прорыва на Запад. Поэтому вопрос о шансах участвовать в мировом рок-процессе – риторический. По-моему убеждению, это вопрос не столько национальной культуры, сколько таланта, умения и везения. Академики наши берут мир талантом и непробиваемым профессионализмом, основанным на уникальности русской классической школы с мощнейшими корнями. Рокерам корни не нужны, но без уникальности про успех на Западе - забыть. Обратите внимание на то, сколько раз я употребил в тексте слова "талант" и "профессионализм".

Тынку : И, все таки, есть ли над чем работать, чтобы как-то пробиться на Запад? Ведь, не секрет, что почти для всех отечественных гитаристов (как работающих в командах, так и занимающихся сольным творчеством) - работать в рамках западного шоу-бизнеса - это мечта.

Ситковецкий : Повторю, на мой взгляд, важнее всего не упорство "пробиться на Запад", а осознание собственного таланта, уникальности, вера в себя и в плоды своего творчества. Если все ингредиенты на месте – есть хорошие шансы.

Запад, как впрочем, и Восток, не терпит серости, вторичности, похожести на других. "Тату", в конце концов, в заведениях не обучались :-) Снимать лучшие пассажи Вая поможет пальцам обрести уверенность и найти свежие идеи. Но выделиться, произвести впечатление, запомниться – это без Вая, Сатча и пр. Это – сам. Это или есть или этого нет. Докажи, что есть.

Тынку : Вы сложившийся профессиональный музыкант. Что порекомендовали бы молодым начинающим любителям гитары, желающим стать профессионалами? Есть ли какой-то путь для обучения и развития, который на Ваш взгляд был бы наиболее эффективным?

Ситковецкий : Профессиональный рокер – нонсенс. Если есть жар в яйцах, что-то все время внизу нудит, не отпускает – может быть, это будущее. Гитара ли, микрофон или табуретка вместо барабанов – кто знает. Здесь не может быть ни советов, ни рекомендаций, лишь банальное – слушай себя, попробуй понять, насколько важно для тебя все, что происходит, и где ты себя видишь лет так через 5-10. Если ни в каком другом качестве себя даже представить не можешь и готов все время и силы отдать инструменту – с тобой все ясно. А "наиболее эффективный путь" найдется сам собой.

Беседу вел: Сергей ТЫНКУ

ОБЩИЕ МАТЕРИАЛЫ
Rock-Book © 2006-2020
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования