Наверх
ДРУЗЬЯ
Beatles.ru Официальный сайт группы ‘Аракс’
АВТОРСКИЕ ПРАВА
Все права принадлежат ПРАВООБЛАДАТЕЛЯМ! Данный сайт создан в некоммерческих целях, носит исключительно ознакомительный характер.
При копировании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!
«Delicate Sound Of Thunder» легендарных Pink Floyd, выйдет 20 ноября.
«Delicate Sound Of Thunder» легендарных Pink Floyd, выйдет 20 ноября в нескольких форматах: Blu-ray, DVD, 2CD, 3LP, Deluxe box...
подробнее »»
Новый альбом AC/DC под названием PWR/UP выходит 13 ноября.
Новый альбом AC/DC под названием PWR/UP выходит 13 ноября. Первый сингл Shot In the Dark появится 7 октября....
подробнее »»
ROCK BOOK - О РОК-МУЗЫКЕ И МУЗЫКАНТАХ.
Публикации о группе «СВ»
Предыдущая Предыдущая Следующая Следующая
«ПРОСТО МУЗЫКАНТ»
журнал «FUZZ», №1, январь 2001 год. «ПРОСТО МУЗЫКАНТ»
журнал «FUZZ»
№1, январь 2001 год
АЛЕКСЕЙ РОМАНОВ. Так бывает: обещает утро ясный теплый день... Так бывает: сидишь дома, ни о чем таком не помышляя, и вдруг раздается звонок Главного, — и уже срываешься, едешь, лихорадочно выстраивая на ходу что-то вроде плана интервью; потом два часа сидишь, нагло не сняв косуху, в благовоспитанном БКЗ и наблюдаешь, как восемь мужчин разыгрывают партию типа "oldest but goldest" — и рядом с тобой лысые дяди с мобилами умиленно и радостно прихлопывают в такт, и внезапно ловишь себя на том, что помнишь всё до единого слова, но слушать ни капли не тошно, а на "Кто Виноват", дождавшись - таки любимой песни детства, взвизгиваешь этак застенчиво и начинаешь подпевать... И вот все уже кончилось, и все было классно — звук, свет, мастерство, песни, братство, ностальгия — и, не дождавшись "биса , ныряешь за кулисы, чтоб все-таки попробовать спросить что-то связное... нет, не у всех восьмерых мужчин, а у автора той самой любимой песни детства (и многих других, столь же трепетно хранимых в душе), которого довелось слышать в самых разных составах, с самых разных носителей, в самых разных доморощенных исполнениях — но как-то не случилось до сей поры с ним пообщаться. Алексей Романов, группа ВОСКРЕСЕНИЕ. Волшебные слова.
Сезам, откройся! Вуаля.


Fuzz: Эта программа — МАШИНА ВРЕМЕНИ и ВОСКРЕСЕНИЕ, "50 лет на двоих" — по чьей инициативе, возникла? Алексей Романов: Это придумал наш директор, Володя Сапунов. Ну, во-первых, совпало 30-летие МАШИНЫ и 20-летие ВОСКРЕСЕНИЯ, во-вторых, у нас директор общий на два коллектива. Он чесал-чесал свою лысую голову — и придумал, на мой взгляд, совершенно гениальную вещь. Нам ведь еще и пообщаться хочется. А мы какие-то новости узнаем только через Маргулиса, который у нас общий. А когда мы ездим вместе — ещё, не дай Бог, какое-нибудь турне случится с выпиванием, — ну, вот, как в старые добрые времена, настоящее братание.
Fuzz: И программа естественно складывается?
Алексей: Совершенно естественно. Нам не нужны никакие репетиции.
Fuzz: Импровизаций много?
Алексей: Поскольку песни старые, радикальные изменения прямо сейчас невозможны. Тем более, два коллектива, и если мы начнем какую-то форму импровизировать, то "машинистам" будет неудобно. Потому что как мы обычно играем, они прекрасно знают. А если начнется ерунда какая-нибудь, то все развалится. Единственно, что я на прошлом концерте придумал — на "Синюю Птицу" идеально "Смуглянка-Молдаванка" ложится. Куплет прямо в ноль, по гармонии все сходится.
Fuzz: Что характерно для западных, к примеру, дядек, кото¬рые много лет на сцене — они умеют отвязываться. Молодежь рубится, или выигрывает что-то, а старшее поколение просто отвязывается... Я права? Или вы все-таки работаете концерт?
Алексей: Это очень контролируемая глупость. Работать тоже нужно обязательно, иначе невозможно рубиться. Рубка отнимает очень много сил, если у тебя нет дисциплины.
Fuzz: Но если вы столько лет играете, у вас вообще все на автопилоте должно быть!
Алексей: Не может быть на автопилоте, обязателен самоконтроль. На автопилоте можно заснуть и сбиться с курса.
Fuzz: И перед концертом нервяк?
Алексей: Обязательно. Я сегодня был как удав спокоен перед концертом, и полконцерта себя ненавидел: ну когда я выдернусь, наконец? Как бухгалтер сидел. Потом как-то завел себя, коллеги помогли...

"МОЙ ЛИЧНЫЙ ПРИМЕР ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО Я ПОЮ И ИГРАЮ, УЖЕ МНОГО ЛЕТ".

..Янедавно прослушал "Greatest Hits'' EAGLES и понял, что это и был идеал группы ВОСКРЕСЕНИЕ, и он себя исчерпал, и очень хорошо. Можно долго спорить, что именно я имею в виду, проводя эту аналогию, но, в общем, это в основном декоративное искусство. Оно не свободно от идеологии, но идеология в нем вторична.
А что касается декоративных моментов, то во вкусовом отношении не все совершенно для меня. Чисто исполнительски и концептуально я не совсем тогда был согласен, а сейчас — тем более. Хотя... все это очень мило, искренне, очень хорошие Люди все это делали, с хорошим настроением, с легким сердцем, не из корысти, не из тщеславия. Поэтому получилось симпатично.
Алексей Романов, 1990


Fuzz: В начале 80-х в мозгах слушателей возникала некая оппозиция: МАШИНА — более официальная группа, ВОСКРЕСЕНИЕ — более культовая, подпольная, даже запретная. Почему так?
Алексей: А мы позже начали, — МАШИНА уже прошла эту фазу в предыдущее десятилетие.
Fuzz: Выла вокруг вас все-таки некая аура запретности...
Алексей: Аура запретности вообще над рок-н-роллом витала у нас в стране, а к 80-му году открыли "Radio Moscow World Service", куда редактора брали бесконтрольно фонограммы на эфир, — у каждого своя фонотека была, и никто не следил за этим. И, естественно, сразу после этого была реакция: очень много народу высунулось, никого обратно уже не запихнешь, и репрессивные меры назревали.
Fuzz: Отчего, собственно, и ты пострадал.
Алексей: Ну да. Партия сказала, — милиция выполнила.
Fuzz: А между самими-то группами этой оппозиции не было? Или просто духа соперничества?
Алексей: Оппозиции не было. А дух соперничества — совершенно нормальная вещь. Вообще принято говорить, что нет соперничества, чтобы не распространяться на эту тему, не заострять... А оно есть», должно быть у всех — у артистов, художников, актеров...
Fuzz: Если взять такое условное противопоставление, как "черный блюз/белый блюз"— ни один ведь не хуже другого — то МАШИНА — это белый блюз, а вы — черный.
Алексей: Да нет, мы тоже белый. У нас единственный негр на два коллектива — этo Маргулис.
Fuzz: Просто такое ощущение, что вы более корневые — и по звуку, и по подходу. Менее рафинированные.
Алексей: Это, наверно, нутро какое-то. Мы об этом не говорили никогда.
Fuzz: Тексты, музыка — кажется, что это не сочиняется, а рождается...
Алексей: Сочинить блюз и просто, и сложно, потому что музыку сочинять не надо. Пой, как хочешь, лишь бы слова тебя интересовали. Можно, наверно, набить руку, стать блюзовым поэтом, потому что... ну, это определенная лексика, в первую очередь. А сюжеты, темы — как жизнь подскажет: Интереснее придумывать какую-то песню — не блюз, а песню. Но это более дизайнерская работа. Изобрести-то ничего невозможно, все придумано, это компиляция в любом случае, но все зависит от того, что ты передаешь — желание заработать или какое-то настроение, радость, печаль...

...Скажем, три первых пришедших в голову абсолютно разных имени: NAZARETH, Кейт Ричарде и Леша Романов. Мне они напоминают крестьян. Они "делают свое дело", пашут землю и воспринимают все остальное как данность.. Их рассуждения о Жизни просты и мудры, - они не забивают себе головы телегами о том, правомерно ли выдавать рок за искусство и насколько морально делать его своей профессией. Они, в конце концов, отдали этому всю Жизнь, — и судить их будут не здесь. И уж в любом случае — не мы.
Душой они чисты. Другое дело, что Жизнь их порой заталкиваем в такую Жопу, что... И они бессильны перед этим, порой они даже не понимают, что с ними произошло. А ес¬ли б они понимали (или, тем более, могли бы предусмотреть), — это были бы уже другие люди. С РОЛЛИНГАМИ Жизнь обошлась по-божески. С NAZARETH, я думаю, тоже. С Романовым — сложно сказать...
Да вы загляните им всем в глаза — вот уж, действительно, зеркало. Они выжили, они мудры и светлы. Они пережили свою собственную смерть на много лет.
Лев Гончаров, 1990


Fuzz: Насколько твои песни соответствуют реальным событиям? Это размышления вообще или отражение конкретных житейских моментов?
Алексей: Я должен впасть в легкое безумие... и очевидно, что это какие-то житейские моменты. Потому что так сильно сосредоточиться, чтоб взять и сочинить песню по своему желанию, я не могу. АЛЕКСЕЙ РОМАНОВ. Fuzz: Считается, что когда у человека все хорошо, он песен не пишет...
Алексей: Совершенно верно, он лежит под пальмой без трусов и ест кокосовые бананы. Вот друзья начали у меня помирать, — я начал писать стихи. И думаю: "Хорошенькое дело!.."
Fuzz: Ты не ощущаешь себя классиком? На твоих песнях выросло поколение, разбуди ночью человека старше 30-ти, и он тебе споет "Кто Виноват", — может, фальшиво, но наизусть.
Алексей: Меня это не волнует. Я об этом думаю, и мне надоедает об этом думать, и я совершенно равнодушен.
Fuzz: А о своем влиянии на умы никогда не задумывался? Люди эти песни глубоко переживают, плачут под них, влюбляются под них... И это все — ты.
Алексей: Это не я, это при помощи меня. Я — инструмент, я не демиург никакой, я просто музыкант. У меня очень хороший слух и хорошая память. И от этого мне удается что-то сочинять.
Fuzz: Ты ведь очень серьезно повлиял на отечественную рок-культуру.
Алексей: Ну а чем на нее можно повлиять? Только личным примером. А мой личный пример заключается в том, что я пою и играю. Уже много лет.

...Жить надо хорошо, в этом я уверен. Но — не любой ценой. Я все время об этом думаю, потому что за несколько лет сложилась такая неуверенность в завтрашнем дне буквально всего. А то. что меня непосредственно окружает, — это семейное благополучие и работа, остальное все мало интересно. Остальное я уже видел. Но кому нужна моя работа? Я уже не очень уверен... Но сейчас мне все больше кажется, что можно не отвечать на эти вопросы. Они пускай делают свое дело, а я буду делать свое. Причем они могут стоять у меня за меня чад душой и твердить: работай, работай, работай, арбайтен! Я не стану слушать, понимаешь? Я могу сказать им то же самое.
Алексей Романов, 1990


Fuzz: Песни часто рождаются?
Алексей: Хотелось бы почаще. Причем интересно: они идут пучками, по две-три. Но — очень редко. Я могу несколько лет провозиться над таким пучком, а останется одна какая-нибудь. И на это уйдет год, два, три, четыре... Не знаю, — куда они пролетели, чем я занимался? Я хожу, беременный, как слон. Ну вот, наконец, созрело произведение, я могу его исполнять.
Fuzz: Тебя не упрекают, что песни ты всё старые поешь, а новых мало?
Алексей: Упрекают, ну и что? У меня еще масса недостатков, о которых они понятия не имеют, и которые меня больше беспокоят!

...Мне кажется, есть свидетельства тому, что все это потихонечку теряет актуальность, вся эта культура малых форм, рок-н-ролльных песенок, замешанных на блюзе, на городском фольклоре, на политике, сексе, насилии, наркотиках, религии, психологии, литературе XIX века. Второй мировой войне... Постепенно это отливается в твердые формы, и если через некоторое время окажется, что все это напоминает наших бронзовых уродцев, нашу монументальную пропаганду, то она благополучно подохнет и останется где-то там, у коллекционеров. А потом пройдет 50 лет, 80, 100. Кто-то начнет копать, что-то извлекать, и окажется, что были такие пара-тройка имен, ну, золотую десятку наберут. А все остальное словно бы и не существовало...
Алексей Романов, 1990


Fuzz: Какие перспективы у собственно ВОСКРЕСЕНИЯ?
Алексей: Мы когда-нибудь запишем пластинку. На сколько-то процентов она готова в студии, на сколько-то — в голове. Полностью новый материал — ну, одна будет старая песня, "Спешит Моя Радость", просто мне нравится, как мы ее играем. Мы можем приглашать еще каких-то гостей, у нас полно всяких дружков, достойных команд — вот, с ЧАЙФОМ можно было бы поиграть...
Fuzz: А поднять старые вещи, переписать их как-то по-новому?
Алексей: 4 песни мы записали старых. Нам просто заказали пластинку из старых вещей. Мы ее запишем, думаю, довольно быстро. А с новыми — как пойдет. Слава Богу, мы не подписывали контракта никакого. Я очень люблю справляться с работой, а такие вещи плакировать... Это же волшебство.
Fuzz: А вообще ты к студийной работе как относишься?
Алексей: Я очень не люблю в наушниках играть, в них ни фига не слышно — то ли слишком громко, то ли слишком тихо, и звук противный. А так — не ломает. Вживую же писаться — не всегда позволяет технология. Мы не можем дорогие студии заказывать. Мы ж на свои деньги все делаем.

...Как бы там ни было, по выходил я из зала с ощущением света в душе, измученной за последний год всяческой чернухой, а на голове крутилось до смешного наивное: ...солнцем освещенная дорога, а в конце дороги — яркий свет...
Артем Липатов, 1990


Екатерина БОРИСОВА Использованы фрагменты статьи Л. Гончарова " 1-2 яйца" и интервью А. Липатова и А. Романовым (оба материала — "Контр'Культ'Ура" №2)
Фото: Алекс ФЕДЕЧКО-МАЦКЕВИЧ
Материал предоставил Павел Михеев
ОБЩИЕ МАТЕРИАЛЫ
Rock-Book © 2006-2021
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования