Наверх
ДРУЗЬЯ
Beatles.ru Официальный сайт группы ‘Аракс’
АВТОРСКИЕ ПРАВА
Все права принадлежат ПРАВООБЛАДАТЕЛЯМ! Данный сайт создан в некоммерческих целях, носит исключительно ознакомительный характер.
При копировании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!
«Delicate Sound Of Thunder» легендарных Pink Floyd, выйдет 20 ноября.
«Delicate Sound Of Thunder» легендарных Pink Floyd, выйдет 20 ноября в нескольких форматах: Blu-ray, DVD, 2CD, 3LP, Deluxe box...
подробнее »»
Новый альбом AC/DC под названием PWR/UP выходит 13 ноября.
Новый альбом AC/DC под названием PWR/UP выходит 13 ноября. Первый сингл Shot In the Dark появится 7 октября....
подробнее »»
ROCK BOOK - О РОК-МУЗЫКЕ И МУЗЫКАНТАХ.
Публикации о группе «ВИКТОРИЯ» / Андрей ДАВИДЯН
Предыдущая Предыдущая Следующая Следующая
ТРИ ИСТОРИИ О ЛЮБВИ
Ольга ГОРОХОВА
журнал «КАРАВАН историй», №3, 20 февраля 2017 год. Ольга Горохова. Три истории о любви.
журнал «КАРАВАН ИСТОРИЙ»
№3, 20 февраля 2017 год
Однажды в Гент, где я сейчас живу, звонит мама: «Ты не поверишь! Андрюшка поет в «Голосе»!» Я искренне порадовалась за Давидяна. Мы давно расстались, но остались близки, ведь он — отец моей дочери. Даже загордилась: «Все мои мужчины рано или поздно становятся знаменитыми!»

Друзья так его и звали — Андрюшка. Очень светлый человек и одаренный певец. Давидяна все обожали — он был чемпионом по обаянию. В1987-м принял участие в записи песни «Замыкая круг» вместе с Андреем Макаревичем, Валерием Сюткиным, Евгением Маргулисом, Крисом Кельми, но долгое время был известен лишь в музыкальных кругах. В 2013 году после участия в «Голосе» на его концерты начали приходить тысячи поклонников, впервые в жизни появился приличный заработок. Давидян разглядывал из-за кулис полный зал и удивлялся: «Неужели все эти люди пришли меня послушать?» Жаль только, заметили его поздно — в шестьдесят лет... Друзья так его и звали — Андрюшка. Фото Артем НИКИФОРОВ.
Ночью тревожно звякнул мобильный. Читаю сообщение от Наташи Ветлицкой: «Оль, что с Андрюшкой случилось? Мне сказали, он в коме! Буду за него молиться...» Я не могла поверить: совсем недавно, буквально в начале октября, написала Давидяну из Гента «Привет, как дела?» Он бодро ответил: «Как всегда! Даю концерт в Питере!» За месяц до своей смерти Андрей был здоров и полон сил. А тринадцатого ноября 2016 года отца моего единственного ребенка не стало.
Наташа Ветлицкая обо всем узнала от общих друзей. Пишу ей в Испанию: «Приедешь на похороны?» — «Не могу. Сижу с ребенком. Но помогу, если надо, вышлю денег. Как это произошло?»
За десять дней до смерти Андрея неудачно прооперировали. Когда случился приступ аппендицита, он был совсем один на съемной квартире. С Викой, его последней любовью, они разошлись. Давидяна на скорой увезли в клинику. После хирургического вмешательства началось осложнение, Андрей вновь оказался в операционной — в результате получил двойной наркоз. Из больницы позвонил Вике, она тут же примчалась. Они снова решили быть вместе, строили планы на будущее, которым, увы, не суждено было осуществиться. Едва оправившись после операции, Давидян уехал в Ригу давать концерт. И не выдержал напряжения. Вернулся и скоропостижно скончался в Боткинской больнице от инсульта...
Я не ожидала, что меня столь поразит его уход. Такое впечатление, что мы прожили вместе не три года, а всю жизнь...
Нас раскидало не просто в разные стороны — в разные страны. Виделись редко: мы с дочерью Машей жили в Бельгии, Андрей — в Москве. На похоронах собрались все его близкие. Многие приехали из заграницы. Это были лица из юности, музыканты, общие друзья, его коллеги из «Голоса» — всех сплотило общее горе. Александр Градский, с которым Андрей был знаком лет тридцать, приехал на отпевание одним из первых. Стоял у гроба и плакал. После похорон все отправились в клуб «Форте», где Давидян так талантливо пел свои песни.
За столом собрались три его вдовы, вернее две бывшие жены и Вика. Она, молодец, как только появилась в его жизни, всех нас объединила, создала эдакий «клуб бывших жен». Именно благодаря ей мы с дочкой снова начали общаться с Андрюшкой.
В клубе долго сидели за столом и вспоминали Андрюшу, молодость, время, когда бегали слушать музыку в джаз-клуб, свои романы и увлечения. Удивительно, Давидян всех своих жен возил к Черному морю. Он обожал Крым.
Странное совпадение: все главные мужчины моей жизни оказывались рядом со мной в Крыму. Там я встретилась с первым мужем Лешей Менглетом, туда однажды прилетал влюбленный Петя Мамонов и возил меня на своих «жигулях» Давидян...

…После расставания с Петей Мамоновым, нахлынула страшная тоска. Моя прежняя жизнь была пропитана сложной, талантливой энергетикой Мамонова, и теперь я ощущала пустоту. И вот как-то звонит приятельница: «Загляни вечером. Кое с кем познакомлю...» Чтобы развеяться, решила пойти в гости и там на диване увидела симпатичного длинноволосого парня в наушниках. Вдруг он спросил: «Хочешь?» — и протянул мне один из них. Так мы и сидели, тесно прижавшись друг к другу и слушая музыку.
Это был Андрей Давидян. Такая непосредственность сразу к нему расположила. Петю приходилось все время разгадывать, Мамонов был таким же сложным, как джазовая какофония, которую он любил. Мне хотелось простенькой мелодии. Именно такую услышала в Андрюшином наушнике. Да и сам Давидян казался ясным, весь как на ладони. И я с головой бросилась в новый роман.
Андрей сразу же познакомил меня с родителями. Он был из интеллигентной семьи. Его отец Сергей Давидян, обладатель прекрасного голоса, выступал с концертами, какое-то время пел в Большом театре. Мама, польская аристократка Ия Сергеевна, аккомпанировала мужу. Андрей окончил Институт стран Азии и Африки, блестяще знал французский, английский и арабский. После учебы работал в Египте и Алжире военным переводчиком. Родители хотели, чтобы Андрей стал дипломатом и обеспечил свою жизнь. Но Давидян в итоге пожертвовал будущей блестящей карьерой ради любви к музыке.
Мы только познакомились, как Андрюша уехал на повышение квалификации. Писал трогательные письма, обращаясь ко мне «Деточка». Признавался: «Я люблю тебя, моя маленькая...» Звучало забавно — он ведь был немного ниже меня. Впрочем, невысокий рост не мешал Давидяну пользоваться успехом у дам: до меня романов у него было тьма. Ухаживал красиво — носил букеты, водил по ресторанам. Все происходило так, как мечтала. Вскоре я забеременела и мы решили пожениться.
Расписались, когда уже была на пятом месяце. Из-за жуткого токсикоза свадьбу помню смутно. Только то, что на сей раз жених все же был в костюме.
Не все шло у нас гладко, Давидян был хорошим другом, душой компании, но отцовского инстинкта не имел. Помню, уже была на большом сроке беременности и вдруг Андрей говорит: «Может, не надо рожать? Это испортит фигуру». Я для себя решила: даже если не женится, все равно рожу...
Однако всерьез мы поссорились лишь однажды. Я сказала что-то резкое, Давидян вспылил, не удержался и ударил меня по лицу. В ночь на старый Новый год меня отправили в роддом рожать. Дочка появилась на свет слабенькой. Мне сказали, что ребенок, скорее всего, умрет. Но моя девочка выжила...
Из больницы нас встречали мои родители с Андреем. У мужа текли по лицу слезы счастья. Он сразу заявил: — Дадим дочке армянское имя, — вначале хотел назвать ее Гаянэ, потом решил: — Пусть будет Карина. Но я воспротивилась:
— Нет, Маша — и точка!
Первое время жили у моей мамы. Летом полугодовалую дочку оставили на попечение бабушки и рванули с друзьями на машине в Крым. Все были в ужасе, что я бросаю малышку. И бог меня наказал. По дороге страшно отравилась. Все купаются, валяются на пляже, а я лежу на больничной койке. Андрюша каждый день приходил меня проведать. Мы гуляли в парке: я — бледная, в линялом казенном халате и он — отдохнувший, загорелый. ДАВИДЯН красиво ухаживал - носил букеты, водил по ресторанам. Фото из архива Ольги ГОРОХОВОЙ. Вернувшись в Москву, зажили своей семьей. Мама поселила нас в ту же однокомнатную квартиру, где когда-то мы обитали с Петей. Я преподавала на курсах иностранных языков — вечерами дома проверяла тетрадки заочников. Это было удобно, не надо ходить на службу. Ста двадцати рублей оклада нам вполне хватало. Андрей не работал. После Алжира у него было много чеков, он все покупал в «Березке», накрывал роскошные столы для друзей. Как-то спросил у меня:
— Что купить — квартиру или машину?
Я, естественно, ответила:
— Квартиру.
Но Давидян купил машину и вскоре благополучно разбил ее, налетев на шлагбаум.
Мы с ним встретились в тот период, когда он искал себя. С прежней профессией покончил, а новую еще не приобрел. Твердо знал лишь одно: будет музыкантом.
Еще учась в институте, он пел в группе «Виктория», где барабанщиком был Юра Титов, который дружил с Пашей Смеяном, неизменным исполнителем песни про белый шиповник в спектакле «Юнона и Авось». Мы часто у Титова собирались, у него была свободная квартира. Там я впервые встретила Наташу Ветлицкую, ее привел Смеян.
Насколько помню, они познакомились на улице. Наташа только окончила школу, занималась танцами. Была очень худенькой крашеной блондинкой с ярким макияжем. Я еще удивилась, увидев ее впервые: такая молоденькая, а из-за боевого раскраса лица не видно. Она не слишком вписывалась в нашу компанию и скромно сидела в уголке. Тем не менее мы, обе модницы, быстро подружились. Ветлицкая в те годы гламурила — ходила на высоких каблуках и щеголяла в джинсовой куртке, усыпанной стразами. Когда сейчас спрашиваю свою взрослую дочь, помнит ли она Наташу, та отвечает: «Только бриллианты на ее пиджаке».
Когда Смеян решил венчаться с Ветлицкой, ее крестили в церкви на Таганке, прихожанкой которой была бабушка Юры Титова. Он и стал Наташиным крестным. А спустя какое-то время там же крестили и мою дочь. Когда Машка была маленькой, Наташа отпускала меня развеяться и сидела с ней вечерами.
В ту пору Ветлицкая вязала крючком красивые шали на продажу. Видимо, им с Пашей не хватало денег. Я восхищалась, с каким вкусом она подбирала цвета. Две шали купила у Наташи моя мама по тридцать рублей. Одну из них я до сих пор храню...
Наташа была из хорошей семьи. Мама — очень интеллигентная дама, давала детям уроки фортепиано, папа — крупный ученый-физик, долгое время работал в Австрии. Родители категорически возражали против брака Наташи со Смеяном. И у них имелись на то причины: он вел себя с ней очень агрессивно. Однажды, заметив у дочери синяк, теща пригрозила Смеяну: «Еще раз увижу — посажу!»
Ветлицкая была девушкой амбициозной, мечтала о шоу-бизнесе, славе, деньгах. И уверенно шла к своей цели. Стоило спеть с мужем в «Утренней почте», как Наташу заметили и начался ее взлет. А брак с Пашей распался. Видимо, она так была травмирована жизнью с нестандартным Смеяном, что началась эпоха «сладких мальчиков» — Жени Белоусова и Димы Маликова.
Мы продолжали дружить. Помню, как смешно Наташа учила меня правильно называть своих любимых. «Никогда не выбирай ласковые прозвища с буквой «у», например Муся или Мурзик, — говорила она. — Губы вытягиваются вперед и появляются некрасивые морщинки. Выбирай имена с «ы» или «и» — Лисенок, Рыбка. Тогда губы растягиваются в улыбке».
Я познакомила Ветлицкую с Сашей Липницким. Он безумно в нее влюбился, готов был жениться. Но Наташа выдержала в Большом Каретном дней десять и сбежала — в квартире постоянно собиралась толпа музыкантов и Ветлицкая жаловалась: «Замучилась чистить картошку для этой вечно голодной своры!» Она спокойно собрала вещи и ушла. Липницкий страшно переживал ее уход. Звонил мне, искал Наташу. А она даже не захотела о нем больше слышать...
Потом наши пути надолго разошлись. Наташа уже стала звездой и как-то пригласила старых подружек на день рождения. В то время она жила на Рублевке с Сулейманом Керимовым: он увидел ее на сцене и пропал. Ветлицкая посвятила Керимову песню «Глаза цвета виски». В тот день хозяин дома к гостям не вышел. За шикарным столом, накрытым в саду, сидели Федор Бондарчук и Ваня Дыховичный с женами, прочая гламурная публика — продюсеры, композиторы... Именинница была уже не той тихой скромницей, с которой мы когда-то познакомились, и сверкала не дешевыми стразами, а настоящими бриллиантами.
Сейчас Наташа с дочкой Улей живет в Испании. Мы часто общаемся по скайпу. Время показало, что она хороший друг, постоянно помогает людям из своей юности. Ветлицкая, кажется, пришла к внутренней гармонии. Наконец-то погоня за деньгами и славой осталась позади...
Наташа очень хорошо относилась к Андрею, всегда передавала приветы нашей дочке. Девочка у меня получилась армянская, и дедушка Сергей Петрович полюбил ее сразу и безоговорочно. А вот бабушка Ия Сергеевна советы по воспитанию чаще всего давала по телефону.
Давидян же большую часть времени лежал на диване, переживая, что невостребован. К сожалению, я не могла на него положиться. Даже сходить на детскую кухню — не допросишься. Однажды, после очередного звонка Ии Сергеевны, мы с Андреем стали выяснять отношения. Я жаловалась: — Твоя мать мало занимается с ребенком! Она все-таки бабушка!
— Моя мать — лучшая в мире! — кричал Давидян.
Скандал набирал обороты, я сорвала с пальца бриллиантовое кольцо, которое мне подарила свекровь, и спустила его в унитаз. Впрочем, с Андреем невозможно было поссориться надолго: мягкий и отходчивый, он всегда первым просил прощения. Но все-таки наступил момент, когда мы стали друг друга раздражать. Маша была совсем крошкой, когда я подала на развод. Алиментов не получала, поскольку официально Андрей нигде не работал. ДАВИДЯНА все обожали - он был чемпионом по обаянию. Фото: https://www.facebook.com/.
Когда дочери исполнилось девять, я, как уже говорила, вышла замуж и мы уехали в Бельгию. Андрей виделся с дочерью редко. В том, что они так и не стали близкими людьми, виню в первую очередь себя: я увезла Машу из страны слишком маленькой. Слава богу, что мы сохранили ради нее дружеские отношения. Всякий раз, встречаясь с Давидяном, приглашала его в гости: «Будешь жить в нашем домике на старости лет...» Ему приятно это было слышать, и он улыбался.
Однажды в Гент, где я сейчас живу, звонит мама: «Ты не поверишь! Андрюшка поет в «Голосе»!» Я искренне порадовалась за Давидяна: бывший муж заслужил, чтобы его узнала вся страна. Мы давно расстались, но на всю жизнь остались близки, ведь он — отец моей дочери.
Андрюшка хорошо выглядел: поседевшие волосы собраны в стильный пучок, красиво одет. Зрители в зале с восторгом аплодировали неповторимому тембру его голоса. Я даже загордилась, подумав: «Все мои мужчины рано или поздно становятся знаменитыми!»
...На похороны отца Маша не смогла приехать — не отпустили с работы. Она живет в Генте, стала совсем европейкой. Дочери уже тридцать. Она графический дизайнер, у нее есть бойфренд, прекрасный парень. Маша все больше напоминает мне своего отца. Три года назад мы приезжали в Москву, пригласили в гости Андрея с Викой. Хорошо посидели. Но я заметила, что Маша немножко стесняется. Папой, конечно, называла, но по большому счету говорить им оказалось не о чем. Жизнь так закрутила Андрея, что о дочери он вспоминал нечасто. Дни рождения, праздники не имели для него значения, никаких дат он не помнил. Возникал в нашей жизни, как правило, когда в очередной раз влюблялся. Каждая его последующая дама пыталась с нами подружиться. Женщины взывали к совести Давидяна, тормошили, и Андрей начинал звонить дочери. Во время участия в «Голосе» даже прислал Маше тысячу евро.
Когда начал благодаря популярному шоу зарабатывать, вместо квартиры опять купил машину: жить негде, зато ездил на «лексусе»! Ребенком был — им и остался до последних дней, наверное, это одно из его лучших качеств. Может быть, поэтому его особенно жаль...

Записала Ирина ЗАЙЧИК.
ОБЩИЕ МАТЕРИАЛЫ
Rock-Book © 2006-2020
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования