Сайт о музыке
и музыкантах
Публикации о русской рок-музыке
Предыдущая      Предыдущая                          Следующая      Следующая

УДАЧНОЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ.
/ Маркер 70-х /
журнал «ТЕРРИТОРИЯ КУЛЬТУРЫ» №7, август 2005 года Смотреть оригинал статьи
Поколение «семидесятников» всегда считали «потерянным», потому что у них никогда не было своей визитной карточки.
Визитными карточками «пятидесятников» стали джаз и Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, который состоялся в Москве в 1957 году и на лидер УДАЧНОГО ПРИОБРЕТЕНИЯ Алексей «Вайт» Белов. котором заявили себя молодые музыканты, впоследствии ставшие звёздами отечественного джаза, - Георгий Гаранян, Алексей Зубов, Алексей Козлов и другие.
Маркер «шестидесятников» - это авторская песня, Высоцкий и Окуджава, туманы и костры, физики и лирики.
Поколение 80-х знаменито своим так называемым «русским роком». Но «семидесятники» не оставили такого маркера, потому что маркером их поколения стал драйв. Как его запечатлеть на магнитофонной плёнке или холсте?! Тем более что драйв в 70-е был эквивалентен побегу из того медленного времени, что тикало в те годы в СССР. Побег стал мечтой поколения «семидесятников». Некоторым удалось эту мечту воплотить в жизнь. Многие известные в СССР люди смогли уехать за границу. Но большинство наших людей не имело возможности покинуть страну, а потому уходило во «внутреннюю эмиграцию», важной частью которой была рок-музыка. Так побег стал немыслим без драйва...
Но если эту музыку-побег нельзя услышать на пластинках, то её можно послушать в Центральном доме художника 17 сентября на юбилейном концерте группы УДАЧНОЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ, которую вполне можно назвать одним из символов 70-х. В этом году УДАЧНОЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ отмечает своё 35-летие.
«Территория Культуры» представляет сегодня подборку фотографий, на которых явственно прослеживается биография-побег этой легендарной группы. Снимки комментирует лидер УДАЧНОГО ПРИОБРЕТЕНИЯ Алексей «Вайт» Белов.

На этой фотографии как раз изображены я, Андрей Петров, Петрович и Владимир Игнатьев. - Недавно мы играли в «Ритм-блюз-кафе» и зал был битком. В перерыве ко мне подо¬шла молодая женщина и спросила: «Говорит ли тебе что-нибудь имя Владимир Игнатьев?» - «Конечно! Это парнишка, который играл со мной на бас-гитаре в группе УДАЧНЫЕ ПОКУПКИ. Это было ещё до УДАЧНОГО ПРИОБРЕТЕНИЯ. А после него в группу пришёл Матецкий». «Мы - дети Игнатьева, - сказала женщина, - и мы пришли на ваш концерт, потому что отец часто вспоминает о том, что играл в группе УДАЧНОЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ, показывает фотографии...» А сколько уже времени прошло? Почти 30 лет, как я его не видел! И вот дети моего старого товарища пришли посмотреть, чем занимался их отец! Мы учились в 193-й школе, что в Черёмушках: Андрей Петров (барабаны, вокал), Владимир Игнатьев (бас) и я. У Андрея Петрова была собственная настоящая гитара, но играл на ней его младший брат Сергей Петров, который также вошёл в группу. В 1969 году Сергей Петров, уже тогда бывший профессиональным музыкантом и учеником известного гитариста-классика С. Иванова-Крамского, ушёл в группу к Галине Ненашевой. На замену Андрей Петров, решивший стать освобождённым вокалистом, привёл 16-летнего барабанщика Михаила Соколова (Петрович. - Ред.), игравшего до того в группе ХАРАКИРИ, базировавшейся на Волхонке в Доме культуры и техники. На этой фотографии как раз изображены я, Андрей Петров, Петрович и Владимир Игнатьев.
В 1974 году в наш состав из МАШИНЫ ВРЕМЕНИ пришёл Алик Микоян. В одной группе с Соколовым играл Владимир Матецкий, и когда из команды «соскочил» Игнатьев, поступивший учиться в МАДИ (Московский автодорожный институт), Петрович привёл Матецкого. А через некоторое время ушёл и Петров. Но блюз-рок мы начали играть только в 1970 году. Меня часто спрашивают, в чём заключается феномен блюза? Я считаю, что феномен блюза заключён не в текстах, а в чувстве солиста, потому что слова-то можно петь одни и те же, а музыку нельзя каждый день исполнять одинаково. Один и тот же блюз можно играть каждый день, каждый час, но каждый раз он будет звучать по-разному! Как по-разному человек смотрит, дышит, как не похож взгляд на взгляд. А если блюз всегда звучит одинаково, то это уже не блюз.
В 1974 году в наш состав из МАШИНЫ ВРЕМЕНИ пришёл Алик Микоян. Он очень любил ROLLING STONES, но песни этой группы не умещались в формат MAШИНЫ ВРЕМЕНИ. Тогда его торжественно передали нам, и он стал полноправным участником группы, внеся вокальный аппарат Beag.
Вообще мы очень много играли вместе с МАШИНОЙ ВРЕМЕНИ. На этом снимке мы с Макаревичем играем в студенческом лагере в Джемете. Мне нравится этот снимок потому, что на нём запечатлены люди, которые ходили тогда на наши концерты. Что было интересного в тот период? Это был период фанатичного увлечения блюз-роком. Когда нам удавалось выдать звуки, от которых получали удовольствие и мы сами, и публика, - это было совершенное блаженство.
На этом снимке мы с Макаревичем играем в студенческом лагере в Джемете. Гитару с двумя грифами я купил у югославов в 1975 году. Это - Ibanez, японская копия. Она не такая дорогая и не такая тяжёлая, как Gibson, но всё равно весомая. Человек, который меня свёл с этими югославами, сказал: «Я давно с ними знаком и тебя познакомлю. Они привезли какие-то гитары...» Мы встретились на улице, югослав говорит: «Я иду вперёд, а ты - за мной! Только немного погодя!» И мы отправились прямо в гостиницу «Берлин». Я шёл за ним и думал: «Ну, всё! Отсюда я уже. наверное, не выйду!» Тем более - с деньгами, которыми у меня набиты карманы! Я взял всё, что было дома, да часть денег набрал взаймы.
Гитару с двумя грифами я купил у югославов в 1975 году. Мы заходим в номер, югослав вынимает из чехла гитару, причём это был чехол для костюма, а в нём - гитара. Кстати, я потом так её и носил, в этом чехле, и каждый раз при входе в метро меня останавливали: «Что вы такое несёте?» Я честно отвечал: «Это гитара!» - «Да что вы нам голову морочите! Мы что, не знаем, как выглядит гитара?! Ну-ка, покажите!» И каждый раз при входе в метро я открывал чехол, и все поражались: «Какая гитара!!!» Из чехла высовывались два грифа, и вокруг тут же собиралась целая толпа зевак: «Это ж не гитара, а целые гусли!!!»
Спрашиваю: «Сколько?» Отвечает: «Две тысячи». Я даже не торговался, потому что у меня мысли были только о том, как бы унести оттуда ноги. У меня буквально поджилки тряслись!
Я отдал деньги. Югослав их пересчитал и протянул мне гитару.
«Выход такой же!» - сказал он. То есть выходим мы опять-таки не все вместе, а по очереди. Я спускаюсь по лестнице, у дверей - швейцар. Вот сейчас, думаю, меня возьмут и спросят: «А что у вас здесь?!» Я скажу: «Гитара!» А они: «Чья гитара?! Какая гитара?! А почему вы её уносите?! А кто вас вообще сюда пустил?!» Я иду, а меня вот-вот сведёт, скрючит на нервной почве. Вышел я из гостиницы - никто меня не остановил. Но я всё шёл и оглядывался: нет ли за мной слежки или даже погони. Пришёл домой: у меня руки и ноги трясутся, мысли в голове беспорядочно скачут, состояние стрессовое... Но уже на ближайшем концерте эта гитара произвела небывалый фурор. Помню, было это на фестивале в Долгопрудном... Сейчас она у Александра Градского. А вот Одесса! Это, по-моему, 16-я станция Большого фонтана. Только начали играть - народ сбежался со всей округи! Мы не ожидали, что будет такой ажиотаж, ведь в Москве-то в 1977 году уже было поспокойнее, а там это всё было в новинку!
А вот Одесса! Но мы сыграли всего два концерта, а потом нас запретили...
К сожалению, поездка в Одессу стала последней для «золотого» состава УДАЧНОГО ПРИОБРЕТЕНИЯ, когда мы вернулись в Москву, Владимир Матецкий покинул группу.
В том же году родился мой сын - Алексей Белов-младший. Его рождение стало своеобразным водоразделом в моей жизни. В том же году родился мой сын - Алексей Белов-младший. В начале 70-х, когда собралась наша группа, музыка была для нас больше, чем просто хобби, её можно было сравнить разве что с религией. А сейчас я не наблюдаю подобного энтузиазма, во всяком случае, в ближайшем окружении. Поэтому когда мой сын стал подрастать и у него проявились способности к музыке, я понял, что мне нужно постараться, чтобы он стал не просто музыкантом, а действительно увлёкся бы каким-то стилем. Проще всего мне было ввести его в круг своих музыкальных интересов, в ту музыку, что связана с блюзом и блюз-роком. Люди, которые слушают эту музыку, я думаю, не способны на какие-то подлости. Для детей это светлая нормальная музыка.
Сейчас сын работает с группой САЛЬСО БОЙЗ, играющей латиноамериканскую музыку. Но если выступление УДАЧНОГО ПРИОБРЕТЕНИЯ не приходится на его концерт, он мне помогает. И тогда я ощущаю себя просто великолепно! У нас замечательный контакт, и мне только нужно знать, сколько он будет играть: три квадрата импровизаций, либо два, либо один. В Москву приехал Би Би Кинг. Если у него хорошее настроение, он играет много. Значит, ему приятно, комфортно и контактно. Я очень рад тому, что мой сын занимается делом. Самое главное в жизни, на мой взгляд, чтобы человек нашёл своё дело. Есть дело и есть хобби, и когда совпадают дело и хобби и дело является любимым, - это очень важно.
Наступил 1995 год - блюзовый пик в Москве. Стали открываться рок-клубы, снова началась мода на блюз. УДАЧНОЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ вновь много и успешно выступает. Тогда же в Москву приехал Би Би Кинг. Мне удалось пообщаться с ним, и он оставил мне автограф на пере одной из моих гитар. Юбилейный концерт УДАЧНОГО ПРИОБРЕТЕНИЯ, возможно, будет как нельзя более кстати, потому что он напомнит людям, каким бывает драйв, и что нужно делать, и как нужно играть, чтобы извлечь этот самый драйв. УДАЧНОЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ в начале XXI века стало иероглифом на полуразрушенной стене. И тот, кто сможет разгадать его, наверное, обретёт счастье...

Владимир МАРОЧКИН
Информацию смотрите на сайте www.whiteblues.ru

вернуться на верх  НАВЕРХ
Меню сайта
Друзья сайта
Beatles.ru Официальный сайт группы ‘Аракс’
Rock-Book © 2006-2017

Яндекс цитирования Rambler's Top100