Сайт о музыке
и музыкантах
Публикации о западной рок-музыке
Предыдущая      Предыдущая                          Следующая      Следующая

ОБЫКНОВЕННЫЙ ДЖО.
Журнал «Classic ROCK» №11(129) ноябрь 2014 года Смотреть оригинал статьи
Как заставить «самого работящего человека в шоу-бизнесе» работать еще больше? Если речь идет о Джо Бонамассе, вам нужно затащить его в маленький клуб однажды во время ланча и заставить сыграть концерт для пяти человек. Посмотрим, как ты с этим справишься, блюзовый парень.

«Вы смотрите на самого уставшего человека в мире...» — Джо Бонамасса вжимается поглубже в небольшое деревянное кресло, стоящее у задней стенки бара Blues Bar на Кингли-стрит в Центральном Лондоне, и его подбородок опускается на грудь. Несмотря на улыбку, сопровождающую что высказывание, он, весьма вероятно, не преувеличивает. Вокруг его глаз видны водянистые красные круги человека, который постоянно находи гея в разъездах, а когда он слегка приподнимает свою бейсболку, появляется пук спутанных волос, как у огородного путала, которые он безуспешно пытается расчесать своими пальцами, после чего запихивает обратно под кепку. «Давайтека поглядим, — говорит он. «Энтузиазм и напряжение приходят непосредственно из музыки. Утонченность 
никогда не относилась к числу моих сильных сторон».
— Последний концерт мы сыграли в Доннингтоне в воскресенье, но перед этим успели побывать в Германии, за день до шоу в Доннингтоне мы были в немецком городе Лорелей, играли в том самом месте, где Грейс Слик перебрала алкоголя и отказалась выступать, — он смеется. — Да, я любитель грязных сплетен из музыкальной истории. Я подумал: "Откуда же я это знаю?". И потом понял: "Ага, вот!". Это было немецкое телешоу Rockpalast, и там были Лео Коттке и Atlanta Rhytm Section, они играли на разогреве. А потом вышли Jefferson Starship. Она буянила, и все это попало прямиком в эфир!»
В своей уличной одежде, устало выглядящий, вспоминающий тот, известный только хардкорным фэнам, инцидент 1978 года, Джо Бонамасса совсем не похож на рок-звезду — и он это знает. Его лицо, с длинном квадратной челюстью и «вдовьим пучком» волос, не слишком-то симпатично. Мало того, что его внешность ни за что на свете не заставит вас подозревать в нем рок-звезду, так он еще и не использует никаких дополнительных «павлиньих» аксессуаров, характерных для этой категории личностей: никаких нам обтягивающих шелковых черных рубашек, никакой броской шляпы или разрисованного черепами шарфа, которые так любят все представители этого жанра, от Джеффа Бека до Джо Перри. Вместо этого он успешно разделил свой характер надвое. Вдали от сцены он — oбычный человек, идущий по жизни без лишнего пафоса. Потом, как он описывает это, Джо «поворачивает рычаг», облачается в броский костюм и превращается из «ботаника» в музыканта, карьера которого является идеальным примером того, как выжить на том ядерном минном поле, в которое превратился современный музыкальный бизнес. Ценой независимости, которая позволяет ему выпускать альбомы, когда он сам того захочет, и выстраивать свои гастроли (как его последние концерты в Лондоне) в виде выступлении на ряде площадок, варьирующихся от Borderline до Альберт-Холла (билеты на шоу в Borderline стоили по 500 фунтов и очень быстро были распроданы), является та самая глубочайшая усталость, которую он чувствует сейчас.
«Я сбиваюсь с ног, делая то и это, — говорит он. — Сцена — это моя безопасная зона. Когда я выхожу на сцену, то я становлюсь просто чуваком с гитарой, и моя цель — просто развлечь зрителей. Я поднимаюсь на сцену каждый день перед толпой народа и чувствую себя там комфортно. Играя концерт, я нахожусь вдали от всех отвлекающих факторов связанных с моей работой. В течение этих двух часов никто не будет просить меня утвердить обложку альбома, послать какие-то уточнения по почте, послушать новую аранжировку...».
Легкий на помине, появляется пиар-агент Джо, чтобы распланировать его день и организовать фотосъемку снаружи, на дневном свету. Для Джо Бонамассы почти настало время повернуть тот самый рычаг, хотя его сегодняшняя миссия является довольно необычной даже но его изобретательным меркам креативного продвижения. В пабе, расположенном всего в нескольких ярдах вниз по улице, собрались пятеро поклонников Бонамассы. Он согласился, в партнерстве с нашим журналом, сыграть для них приватное акустическое шоу. Такую вещь не купишь даже за пятьсот футов.
Перед тем, как Джо исчезает, чтобы сфотографироваться, он спрашивает о своих зрителях, которые выиграли свои места в онлайн-соревновании. Все победители, кроме одного, являются давними фанатами Бонамассы и поклонниками блюза. Лидия Тук, Джек Хатчинсон, Джеймс Кук и Грэм Форд наблюдали за карьерой Бонамассы начиная с его первых клубных концертов, которыми он впервые заявил о себе в Великобритании. Пятый участник группы, Фред Стир, на самом деле даже не выиграл сам — его сын Джордж зашел в систему от его имени и рассказал Фреду о шоу всего за пару часов до того, как оно началось. Фред приехал прямо из своего офиса, и на нем все еще надет костюм с галстуком. Покуда они ждут в пабе, мы разговариваем о тех различных путях, которыми к ним пришло послание Бонамассы.
«В 2005 году кто-то рассказал мне об этом парне, который приходил в школы, чтобы продвигать блюз,— говорит Лидия.— Так что я посмотрела кое-какой его материал на YouTubе и позднее, в 2006 году, узнала, что он выступает неподалеку, в клубе Jack Bluebeard's, в лондонском районе Тутинг, где я живу. Я пошла на концерт и была просто поражена, потрясена...».
«Я услышал о нем от промоутера Пита Финстры, — говорит Фред. — Пит никогда нас не подводил. Если он говорил, что выступают классные ребята, то я шел на это шоу. Мне посчастливилось попасть на один из первых визитов, которые Джо нанес сюда, и я смотрел его концерт в числе шестидесяти человек, пришедших в клуб».
«Должен сказать, что я не стал его фанатом прямо с первого захода. — говорит Грэм. — Я узнал о нем из гитарной прессы. Я играю на гитаре — далеко не на столь высоком уровне, конечно, но это значительная часть моей жизни. Я стал читать статьи о нем и посмотрел видео на YоиТube. Я не мог поверить, насколько честным и искренним был этот парень, особенно в том, что касается технической строны исполнения. Mногие музыканты неохотно делятся своим опытои, и на этом фонe я почувстоовал, что oн пo-настоящему любит гитару. Среди гитаристов это редкость — быть настолько открытым по поводу cвоих инструментов, своего оборудования и так далее. Вот что привлекло меня к нему. Это — а также его технические способности, которые просто пугающие».
Джек, еще один музыкант, открыл для себя Бонамассу, когда занимался исследованием гитары Les Paul, принадлежащей Питеру Грину и использованной во многих записях его группы Fleetwood Mac, которую позаимствовал Бонамасса. «Были видео на YouTube, где он играл на этой гитаре — слегка иначе, нежели Питер Грин, но было очевидно, что он невероятный гитарист».
Kарьеpy Бонамассы легко воспринимать как поиски самоидентификации. Сейчас ему тридцать семь и, согласно официальной биографии, он уже 26 лет как является профессиональным музыкантом. В 12 он уже играл на разогреве у Би Би Кинга. В 14 он ходил по мероприятиям в стиле «открытый микрофон» и рок-вечеринкам родного штата Нью-Йорк. За последние 13 лет он выпустил 15 сольных альбомов, не считая различных сайд-проектов, групп и гостевых участий, а также сыграл около двухсот концертов (ежегодно) в их поддержку. Он возглавляет и спонсирует некоммерческую организацию Keeping The Blues Alive и является рекордсменом по количеству альбомов, попавших в блюзовый март Billlboard. Его достижения растут как снежный ком, но все же, он, кажется, стремится подтверждать свой статус, подчеркивая, что за роскошным веб-сайтом, командой промоутеров и впечатляющими гастрольными графиками стоит цельный и зрелый музыкант. Еro новый альбом, Different Shades Of Blue, являет собой — за исключением одного кавера — подборку оригинальных блюзовых песен, а среди сотрудничавших с Бонамассой исполнителей появилось неожиданное имя клавишника Journey и соавтора Don't Stop Believing, Джонатана Keйнa. «Да, это всегда происходит так, словно я новичок, — говорит Бонамасса, когда я упоминаю об этом. — Ecли ты посмотришь через свое правое плечо, то увидишь одного из самых самобытных блюзменов, которые когда-либо жили». Мы смотрим на постер Роберта Джонсона, висящий над баром. «Каждому хочется быть высеченным в камне, но я не верю, что можно стать легендой рока, если ты не мертв как минимум лет 50».
И что же связывает тебя с ним?
«Мы родились в один и тот же день — это моя единственная связь. Каждому артисту приходится в свое время иметь с этим дело. Я говорил об этом со своими коллегами по группе, и мы беседовали на тему того, кто достоин занять места на "Горе Рашмор Рока", как я это называю. Каждому хочется быть высеченным в камне, но я считаю, что при жизни это невозможно. Я не верю, что можно стать легендой рок-музыки, если ты не мертв как минимум пятьдесят лет. Потому что если люди все еще говорят о твоей музыке через пятьдесят лет после того, как ты умер, тогда ты можешь сказать... ну, ничего ты не можешь сказать, потому что ты мертв — но все-таки...
На мой взгляд, существует всего несколько человек, которых можно назвать живыми легендами. Речь идет о культовых музыкантах, которых можно пересчитать по пальцам двух рук. Би Би Кинг, Эрик Клэптон, Роберт Плант, Джимми Пейдж и им подобные... То, что касается самобытности, качества — это лакмусовая бумажка, которая проявляется в процессе сближения с потребителем, на индивидуальном уровне, и на массовом. То, как человек играет для публики, может сказать только публика. Инливидуалный способ восприятия и массовый отличаются друг от друта. Где-то на их стыке рождается истина».
Есть ли внутри тебя некое «особое место», в которое ты отравляешься, чгобы войти в образ?
«Я думаю, когда я начинаю играть на гитаре, срабатывает рычаг. Существует отдельная версия меня вне сцены, а потом я беру гитару и встаю перед аудиторией, и происходит убийственное преображение. Я возьму сам все, что мне не отдадут добровольно. Возникают напряжение и концентрация, которых у меня нет, когда я нахожусь вне сцены. Я думаю, что этот энтузиазм и напряжение приходят непосредственно из музыки. Утонченность никогда не относилась к числу моих сильных сторон».
Заметно также, что имидж ботаника-неудачника он, вероятнее всего, использует, чтобы мотивировать себя — даже сейчас, когда он может спокойно заняться тем, что ему нравится. Рассуждая о создании альбома, он говорит, что чувствует себя в такие моменты «странным человеком, сидящим в комнате». Речь идет о студии Кейна в Нэшвнлле.
«Он очень, очень глубокий человек. Егo работа с Journey предопределила его карьеру, но он намного более глубокий музыкант, и он принимал участие в создании одной из самых тяжелых песен на альбоме, Never Give All Your Heart. Она звучит как Free. Но — да, из всех людей в мире я выбрал Джонатана Кейна, чтобы он стал моим соавтором на блюзовом альбоме».
Как ты с ним сошелся?
«Ну, Джонатан относится к своему успеху почти безразлично. Хотя, очевидно, он понимает, каков уровень его группы. У него великолепная студия, одна из лучших студий, в которых я когда-либо бывал. Он сказал: "У меня здесь пять комнат. В какой из них ты хотел бы сочинять?". Я ответил: "Почему бы нам просто не посидеть здесь, в этой кофейной комнате и не поделать музыку на этом Айфоне?"».
Но, кажется, на самом деле этот образ неудачника не характеризует тебя настоящего.
«Да, это так. Я не из тех ребят, которые будут сознательно искать поражения. Я знаю музыкантов, которые боятся успеха, в то время как мне пришлось пахать как проклятому, чтобы его достичь. Но всякий раз, как у меня появляется возможность быть ироничным или саркастичным, я ею пользуюсь».
Выйдя на сцену в Blues Bar, Бонамасса поворачивает свой рычаг. Егo аудитория из пяти зрителей сидит в ряд прямо перед ним — изначально неловкая ситуация, которую он ловко pазрешает. Джо смотрит на костюм Фреда и спрашивает, является ли это данью уважения его собственному обычному сценическому костюму. Он говорит, что подготовиться к этому шоу было достаточно легко — «Я просто мысленно вернулся в 2001 год, когда на меня действительно приходили всего пять человек » — и тянет время, спрашивая каждого, откуда он.
Следующие сорок минут — полный восторг. С близостью к аудитории, которая доступна только уличным музыкантам, без дыма или света, за которыми можно cпрятаться, и несмотря на всю его усталость, он не сыграл ни единой нервной ноты. Он играет Jelly Roll и Love Ain't A Love Song, и звучание его гиггары заполняет комнату по мере того, как он извлекает из нее ударную силу и мелодичныe пассажи. Кто разгово¬ры между песнями почти настолько же хороши: времена, когда он играл c W.A.S.P., день, когда он джемовал с Закком Уайлдом перед аудиторией, состоявшей из пенсионеров, шоу, на котором Джордж Торогуд обругал его за то, что он надел на сцену футболку с Эриком Клэптоном...
Он заканчивает выступление кавером на Ball Peen Hammer Криса Уитли. Песня и артист, о своей любви к которым Бонамасса часто заявляет. «У него не такая большая известность, но он — один из величайших композиторов и гитаристов, с которыми я когда-либо сталкивался».
После концерта Джо отвечает на вопросы и позирует для фото. Ранее он говорил о том, что многим обязан своим фэнам. Без выпускающего лейбла или еще каких-либо сторонних организаций, стоящих между ним и поклонниками, он может воспринимать все это как прямое соглашение между ними.
«Я считаю, что должен своим фэнам новый альбом. — говорит он. — Не то чтобы я не был горд теми кавер-версиями, которые мы сделали. Я считаю, что мы сделали несколько по-настоящему интересных за эти годы, но я считаю также, что я должен был выкроить годик и сделать альбом, в котором я по меньшей мере хоть как-то участвовал бы в создании каждой песни. У меня нет такого чувства, что я должен полностью писать каждую песню сам. Я считаю, что классная песня, сочиненная несколькими людьми, лучше, чем посредственная песня, сочиненная одним человеком. Кого волнует состав участников, в конце концов?».
Ему почти удалось придерживаться лаконичной манеры вести беседу и не пускаться в пространные объяснения, но под конец его все-таки прорвало: «У нас есть один кавер на альбоме, и это — открывающий трек. Hey Baby (New Rising Sun) Джими Хендрикса, и я сделал его, чтобы... Ну, я люблю постебаться над скептиками, потому что в настоящий момент для меня это что-то вроде спорта, а Кевин (Ширли, его продюсер) отыскал этот трек и сказал, что мы просто обязаны записать этот инструментал Хендрнкса. Пусть все эти люди и дальше говорят, что Джо делает только кавсры ».
Я спрашиваю его, задавался ли он когда-нибудь вопросом, что фэны думают о нем. Он смеется: «Я думаю, что большинство людей, которые встречают меня за пределами площадок, остаются разочарованными, поскольку я совсем не похож на того человека, которого они видят на сцене. Я в большей степени настроен говорить о гитарах и усилителях, нежели о чем-либо еще. Люди задаются вопросом: "Он что, одномерный?". Да, я такой. В конце концов, все это превратилось для меня лишь в оправдание, чтобы пойти и купить еще больше гитар».
Джо Бонамасса: серьезен до мозга костей. САМЫЕ САМЫЕ КОНЦЕРТЫ
Играть для пятерых человек — это здорово, но ДжоБо предстоит пройти еще долгий путь, чтобы побить все существующие рекорды...
САМЫЙ ХОЛОДНЫЙ
Metallica, Антарктика, декабрь 2013. Температура — минус десять градусов по Цельсию.
САМЫЙ ВМЕСТИТЕЛЬНЫЙ
Род Стюарт, пляж Копакабана. Рио, канун Нового года 1994: присутствуют 3,5 миллиона зрителей.
САМЫЙ КОРОТКИЙ
The White Stripes, St. John's. Канада, июль 2007: шоу продолжалось всего одну ноту — и это был до-диез.
САМЫЙ СОЛЕНЫЙ
Queens Of The Stone Age. в бывшей соляной шахте, Эрфурт, Германия, ноябрь 2007. Да, кстати, концерт еще и проходил на глубине 700 метров под землей.
САМЫЙ СУМАСШЕДШИЙ!
The Cramps, больница для душевнобольных в Напе, июнь 1978: лунатики захватили психбольницу!


Different Shades Of Blue вышел 22 сентября на Provogue.

Текст Джон Хоттем
Фото Джон Макмерти

JOE BONAMASSA. Different Shades Of Blue, Released: September 22, 2014. JOE BONAMASSA
Different Shades Of Blue Provogue/Mascot    BILLY IDOL «Kings & Queens Of I he Underground»
Напичканный различными инструментами одиннадцатый студийный альбом показывает высокий класс, но иногда звучит громоздко.

осле целой лавины живых альбомов и сайд-проектов, Different Shades Of Blue являет собой первый сольный альбом вездесущего гитариста со времен вышедшего в 2012 году Driving Towards The Daylight. Это значит, что у него нашлось время, чтобы написать 10 новых оригинальных песен и выпустить первый в своей карьере альбом, в котором не было бы кавер-версии. Как ни странно, он отказался от этой возможности и сделал 79-секундную версию студийной импровизации Хендрикса Hey Baby (New Rising Sun), увеличив количество вошедших в альбом треков до 11. Чем дольше вы слушаете альбом, тем меньше смысла видите в таком поступке.
Остальные 10 песен были созданы во время сессий в Нэшвилле с Джонатаном Кейном и кантри-исполнителями Джеймсом Хаусом и Джерри Флауэрсом. Авторы хитов Journey, Дуайта Йоакама и Кита Урбана, они представляют собой впечат-ляющее трио мастеров-песенников.
Иx целью, как подсказывает название альбома, было создать пластинку-путешествие, проводящую нас по различным ответвлениям жанра. Спродюсированный, как обычно, Кевином Ширли, альбом также отдает дань собственным влияниям Бонамассы в «блюзовой» музыке. Открывающая Oh Beautiful!
основана на риффе, который местами отдает Led Zeppelin. Never Give All Your Heart снабжена гитарным интро, которое заставляет вспомнить Пола Кософфа, а также фортепианным проигрышем (сделанным Ризом Уанненсом, игравшим со Стиви Рэем Воном и Double Trouble), напоминающим Bad Company и поздних Free. And I Gave Up Everything For You, 'Cept The Blues являет собой воскрешение драйва Стиви Рэя. Во всех песнях присутствуют замечательное пение и музыкальное исполнение. Но вы не поедете в Нэшвилл, чтобы сделать альбом, которым был бы голым и сырым, как кусок непропеченного теста. Вы непременно возьмете с собой ваших лучших друзей-музыкантов: привычные для Бонамассы Кармин Рохас и Майкл Родз играют на бас-гитарах, а Антон Фиг в очередной раз сел за барабаны — и сделал нечто феноменальное. В большинстве песен присутствуют также духовые инструменты, и они столь же хороши, как игра Уанненса (как на фортепиано, так и на хаммонд-органе). Легким минусом может показаться то, что все это выглядит слегка перепродюсированным. Но все же, вышеупомянутым Oh Beautiful! и Sever Give All Your Heart невозможно сопротивляться, a Love Ain't A Love Song получилась на удивление фанковой, и в ней великолепное соло. Заглавный трек — среднетемповая баллада в стиле Клэптона - тоже хорош, с несколькими стильными акустическими переборами, вплетенными в электрические гитарные линии.
Если у вас есть другие недавние альбомы Бонамассы, и они вам нравятся, то вы знаете, чего ожидать, и не будете разочарованы. Но для более казуальных слушателей подход, с которым сделана эта пластинка, может показаться слишком тяжеловесным, и им захочется послушать более простые альбомы Рори Гэллагера.

Нил Джеффриз

вернуться на верх  НАВЕРХ
Меню сайта
Друзья сайта
Beatles.ru Официальный сайт группы ‘Аракс’
Rock-Book © 2006-2017

Яндекс цитирования Rambler's Top100