Сайт о музыке
и музыкантах
Публикации о группе Slade
Предыдущая      Предыдущая                          Следующая      Следующая

SLADE. «Know Who They Are»
Журнал «ROCK City» №10, май 1996 года Смотреть оригинал статьи
Исходя из новой политики журнала Рок Сити, наша редакция не сочла нужным печатать продолжение истории американской группы Slayer. Однако для поклонников этой трэш-команды номер один еще не все потеряно, ибо оставшиеся две главы и другие подобные материалы мы теперь будем печатать отдельным изданием, которое предположительно будет называться Black City, первый номер которого уже в самом ближайшем будущем появится в продаже. Освободившиеся же страницы теперь будут отведены классическим хард-роковым, арт-роковым и прогрессивным командам сродни Jethro Tull и Yes. В этом номере, кстати, по многочисленным просьбам читателей, мы представляем историю легендарной британской группы Slade.
представляем историю легендарной британской группы Slade. История этой группы, популярнее которой в Англии 70-ых годов была разве что шведская Abba, начинается с далекого 1964 года, когда в британском городке Вольверхэмптон появилась команда The Vendors. Группа, играющая агрессивный материал типа Kinks и Rolling Stones, была основана гитаристом Дэйвом Хиллом (родился в 4 апреля 1954 года во Флит Касле) и барабанщиком Доном Пауэллом (родился 10 сентября 1950 года в Билстоне). Чуть позже к ним присоединились Дэйв Джонс (бас гитара), Джонни Хауэллс (вокал) и Мики Марстон (гитара). В таком вот составе музыканты начали выступать в месных ночных клубах, основным из которых был 'Black Country'. В июне того же '64, в соседнем городе Альбритон The Vendors посетили Domino Studio, где записали на пленку несколько песен. Своя была, правда, только одна — 'Take Your Time". Остальные представляли собой обработанные вещи любимых групп: "Peace Pipe" (Shadows), "Twiligt Time" (The Platters) и "It's Too Late Now" (The Swining Blue Jeans). В студии группа просидела всего три часа, заплатив за это 10 фунтов стерлингов. Причина столь низкой платы даже для '64 года была довольно проста. Дело в том, что студия Domino таковой, собственно, и не являлась: ее хозяин просто освободил одну из комнат своего дома и поставил туда самую простую и дешевую записывающую аппаратуру. Да и самим музыкантам тогда большего было и не надо. Вскоре после этого было отпечатано несколько экземпляров этой пластинки, за которые The Vendors заплатили по фунту за штуку. Всего было сделано не больше пятнадцати экземпляров, и, как утверждает один из сотрудников 'Record Collector", журнала для коллекционеров пластинок, Дэйвид Кемп, известна судьба лишь одного из этих дисков — пластинки, принадлежащей барабанщику Дону Пауэллу. "Помню, было в нашем журнале одно объявление, где какой-то фанат Slade предлагал за этот ЕР 100 фунтов, — говорит Кемп, — но я не думаю, что кто-то отдал бы ее за такие деньги — слишком уж велика ценность".
Тем же летом группа сменила свое название на In Betweens, с которым и получила довольно широкую известность в своем городе. На один из концертов группы, в самом начале 1965 года, попал некий Бобби Грэхэм, известный по своей работе с Джо Брауном и группой The Bruvvers. Грэхэм был настолько воодушевлен выступлением In Betweens, что сразу же предложил им поехать в Руе Studios, в Лондон, чтобы сделать там приличную запись. Там были записаны четыре песни: "Take A Heart" Дона Фардона, "Can Your Monkey Do The Dog" Руфаса Томаса, популярная в то время в Мидлэндсе песня "Oop Oop I Doo", и песня Джимми Пейджа, названия которой уже никто не помнит! Интересно, что при записи в студии присутствовал сам Пейдж, что, собственно, и послужило причиной выбора его вещи. Продюсировал пластинку сам Бобби Грэхэм, который потом и выпустил ее в виде ЕР, но по непонятным причинам вышел он только лишь во... Франции. Было это в феврале '65 под лейблом фирмы Barclay, и о судьбе этого диска известно не более чем о предыдущем ЕР. Сами Slade вообще называют своим первым виниловым релизом сингл 'You Better Run' (выпущенный, кстати, еще под прежним именем In Betweens) в 1966 году. И поскольку в ранних дискографиях Slade пластинка In Betweens просто-напросто отсутствовала ее можно было приобрести в некоторых старых пластиночных магазинах Франции в отделе уцененных товаров! Да, неисповедимы пути господни!
Возвращаясь же к февралю '65, нужно сказать, что выход ЕР был не самым важным событием в истории группы. Гораздо более важной была встреча Дэйва Хилла и Дона Пауэла с вокалистом Нодди Холдером (родился 15 июня 1950 года в Уэлшелле), который играл в команде под названием Steve Brett & The Maverick. Он чуть позже предложил им отправиться в совместную поездку в Западную Германию. Предложение было принято, чему в немалой степени способствовал тот факт, что Steve Brett & The Maverick были группой более опытной, которой можно было смело довериться. Летом того же года новые знакомые In Betweens выпустили сингл 'Sugar Shack' на уже довольно известной фирме EMI, который даже попал в британский Тор-50, где продержался несколько недель. Но, тем не менее, 'Sugar Shack' также относится к самым большим раритетам дискографии Slade, что объясняется, правда, очень просто: мало кому было известно даже тогда, кто пел на этом сингле.
По возвращении из Германии, Дэйв и Дон предложили Нодди Холдеру присоединиться к In Betweens, в полной уверенности, что их предложение будет немедленно принято: Steve Brett & The Maverick все больше и больше превращались в группу кабаре-типа. Однако у Холдера на этот счет было несколько иное мнение, и он отказался. К вопросу вернулись только лишь в начале следущего, 1966 года, когда состав In Betweens претерпел некоторые изменения. Сперва группу покинул басист Дэйв Джонс, на замену которому пришел Джим Ли (14 июня 1952 года в Вольверхэмптоне), выступавший ранее в одном из местных кабаков The Blue Flame и, кстати, единственный из всех перечисленных музыкантов, имевший хоть какое-то музыкальное образование — некоторое время Ли учился игре на скрипке и играл даже в школьном симфоническом оркестрике.
Вскоре после этого отделился и Микки Марстон, вместо которого и взяли наконец согласившегося Нодди Холдера. В этот момент в его обязанности входила только ритм гитара, но уход Марстона сильно расстроил вокалиста группы, и он последовал его примеру. Но что интересно, зная способности Холдера, Ли, Хилл и Пауэл, в тайне от Джонни Хауэллса провели репетицию, где Нодди, кроме гитары, еще и пел. Произошло это историческое событие в кабаке под названием 'Three Man In A Boat', и первой сыгранной вещью был хит Отиса Реддинга "Mr. Pitiful". А в апреле 1966 года в 'Park Ballroom' в городе Плимут состоялся и первый концерт In Betweens в таком вот "слэйдовском" составе. И тем не менее, группа еще некоторое время продолжала поиски вокалиста, пока после целого ряда регулярных выступлений In Betweens в молодежном клубе 'St. Giles', близкому другу музыкантов и постоянному роуди Грэхэму Свиннертону, не удалось убедить их в том, что вокалиста лучше Нодди Холдера им вряд ли удастся найти. И, как показало время, Свиннертон был прав как никогда: пронзительный, режущий слух вокал Холдера очень скоро стал неотъемлемой частью группы, ее настоящим фирменным знаком.
Вскоре In Betweens сменили свой имидж, превратившись в так называемую мод-группу. Нечто подобное в то же самое время проповедовала другая британская группа The Who, разительно отличавшаяся от многих других музыкантов. Но и похожих на In Betweens найти было не менее трудно. Прежде всего это касалось, конечно, музыкальной части. Такого не было еще ни у кого! Они скупали практически все новые пластинки в магазине 'The Diskery' и играли на своих концертах совершенно хаотическую смесь из этих песен, но уже со своим, неповторимым звучанием, И самое интересное было то, что после того как будущие Slade играли какие-то чужие песни, нередко эти же вещи, только в оригинальном исполнении, вскоре становились хитами в списках популярности! К таким номерам можно отнести "Going Back" (Dusty Springfield), "Hold Me" (Стиви Уандера), "Coloured Rain" (Traffic), "Omaha" и "Hey Grandma" (Moby Grape), "Milk Of Human Kindness" (Procul Harum) и даже "And My Heart Stood Still" (Rogers & Hammerstein)! Трудно, может быть, поверить в это, но факты остаются фактами. И только к началу '70-х группа начала выпускать альбомы, большая часть которых состояла из их собственных песен.
Нодди Холдер Пару месяцев спустя, на концерте в 'Tiles Club', группу заприметил некий Ким Фовлей, которого называли самым первым английским хиппи, это в '66 году-то! In Betweens уже в те дни считалась самой громкой группой, использовавшей на своих концертах такое количество колонок, что зачастую передвигаться по сцене просто не представлялось возможным. Фовлей был настолько поражен звучанием, что предложил In Betweens записать несколько песен с тем, чтобы выпустить их потом синглом на Columbia Records.
Для записи двух песен поехали в Лондон, в студию 'Regent Sound', и уже в августе '66 пятнадцатиминутный сингл "You Better Run" / "Evil Witchman" появился в музыкальных магазинах Англии. Пластинка весьма недурно продавалась, чему способствовала не только первая песня, уже бывшая к тому времени американским хитом номер один (исполнял ее тогда Янг Рэскэлс), но и непосредственно популярность самих In Betweens. Этим синглом, как правило, и открываются дискографии будущих Slade. Начинаются и первые серьезные успехи. Однако следующая студийная сессия у группы состоялась лишь в 1969 году, когда администратор In Betweens Роджер Аллен познакомился с продюсером Ирвингом Мартином. Группа приехала в 'Fontana Studios' в Стэнхол Плэйс, где записала две песни — "Journey To The Centre Of Your Mind" Теда Наджента и "Mad Dog Cole", собственный инструментал, сочиненный пару лет назад, специально для забивания концертных "дырок", когда у кого-нибудь из музыкантов рвались струны. Когда же этот инструментал услышал президент Fontana Джек Бэвисток, он заявил, что не слышал более оригинальной вещи за последние несколько лет. (Нужно отметить, кстати, что именно этот инструментал впоследствии лег в основу, пожалуй, самой знаменитой песни Slade "Coz I Luv You"). В ту же минуту In Betweens получили предложение от Бэвистока провести в студии неделю, с тем, чтобы записать полноценный альбом. Единственное, что он хотел от группы — побольше собственного материала, которому In Betweens в то время уделяли не очень то уж много внимания. Но чтобы не потерять контракт, пришлось этим заняться. Таким вот образом появились такие вещи как "Genesis" или "Roach Daddy". Наконец, с несколькими новыми песнями и любимыми своими каверами песен Джеффа Линна, The Beatles и Фрэнка Заппы, которые наиболее часто исполнялись на концертах, In Betweens приступили к записи первого альбома.
В то же самое время, Вэвисток предложил сменить название группы на Nickey Nackey Noo, потом вдруг придумал новое название: Ambrose Slade. Идея же эта пришла ему от одной из секретарш Fontana, которая вечно давала разные странные прозвища своим вещам. Так свои туфли она называла "ambrose", a сумочку — не иначе как "slade".
Дебютный альбом Stade 'Beginnings' (в Америке пластинка была выпущена под названием 'Ballzy') вышел в мае 1969 года, но сегодня гораздо проще достать переизданную в 75 году версию этого диска — The Beginnings Of Ambrose Slade', чем оригинал. К разряду раритетов относится и сингл "Genesis" / "Roach Daddy", появившийся почти одновременно с альбомом.
Следущей вехой в истории группы стало знакомство с бывшим басистом легендарных The Animals, Чесом Чендлером (родился 18 декабря 1938 года), который после ухода со сцены занялся продюсерской деятельностью и в самом конце '60-х работал с Джимми Хендриксом. На концерт Ambrose Slade в Лондоне, в 'Rasputin Club', его привел лондонский агент группы, некий Джон Ганнель. Чендлеру группа понравилась, и он взялся за ее тотальную раскрутку. Позже он объяснил свой выбор так: "Помню, когда я впервые услышал их, я отметил, что они даже лучшие музыканты, чем были мы (Animals) в свое время. Не сказать, что тогда Slade были очень уж профессиональной группой, но то, что они талантливые ребята, я понял сразу. Талантлив человек или нет — всегда ясно с первого взгляда".
"Я помню тот вечер, — рассказывает Холдер про концерт, когда Slade увидел Чес Чендлер, — мы играли в одном лондонском клубе на Нью Бонд Стрит, где собралось буквально человек 20! Но что это были ребята! Это просто сумашествие! Наверное Чеса поразили больше эти фэны, чем мы, хотя даже в те времена мы очень тщательно планировали свои шоу, и могли завести даже пару десятков человек. Не хочу хвастаться, но спустя более десяти лет, я могу утверждать, что Slade определенно могут делать то, что совершенно не доступно другим. Помню, как в конце восьмидесятых на все наши концерты приходил один парень, и каждый раз повторялось одно и тоже: вдрызг пьяный, перепачканый какой-то штукатуркой, с обязательной бутылкой пива в руках, он залезал на сцену и пел "Skippy, The Bush Kangaroo" под наш рок-н-ролльный аккомпанимент. Первый раз это получилось чисто случайно, но потом этот номер уже стал чуть ли не обязательной частью программы. А как визжала публика от восторга — это было что-то! Найдите-ка еще такую группу! Уверен — это будет сложно сделать, хотя что здесь такого, если кому-то очень весело, и он тоже хочет попеть. Это ведь живой концерт, и здесь не должно быть каких-то определенных рамок или ограничений."
Итак, у группы наконец-то появился менеджер, чьих организаторских способностей так не хватало Ambrose Slade. Прежде всего Чес сократил название до Slade. Вторым его шагом был выпуск нового сингла группы. Осенью '69 под его руководством в 'Studio Two' были записаны очередные две песни — "Wild Winds Are Blowing" и "One Way Hotel", которые выпустила все та же Fontana. Еще одной задачей, которую поставил перед собой Чес Чендлер, было подписание договора с фирмой Polydor, однако контракт с Бэвистоком был еще в силе, и следущий сингл Slade "Shape Of Things To Come" / "C'mon C'mon" (март '70) вышел все под тем же лейблом. Заглавная песня вновь была чужой — это был популярный американский шлягер в исполнении Max Frost & The Troopers, но престиж Slade от этого не только не страдал, но даже наоборот: после выхода пластинки Slade пригласили на известную английскую телепередачу 'Top Of The Pops', которая еще больше закрепила их успех.
Между тем, срок действия контракта с Fontana истек, и в конце '70 года, благодаря старым связям Чендлера, Slade перебрались под крыло Polydor, первым релизом которой для слэйдов стал сингл "Know Who Your Are" ("Genesis", переделанный из инструментала в песню со словами), с "Dapple Rose' на оборотной стороне.
В ноябре выходит альбом 'Play It Loud', на котором соотношение своих песен и кавер версий уже значительно перевешивало к первым — пластинка содержала всего лишь три "инородные" песни. Альбом этот, кстати, многие считают одним из лучших творений группы. Во всяком случае, уже здесь Slade публично заявляют о себе как о каком-то новом слове в популярной музыке. Необузданность, громкость, энергия и агрессия, и, в то же время — простота и незатейливость. Песни Slade — не что иное, как танцевальная музыка. И если у их коллег по цеху, например, Nazareth, даже при сотом прослушивании нет-нет, да найдется какой-нибудь новый для слуха переборчик или скрытый ход, то здесь ничего подобного нет и в помине. Так же, впрочем, как и в текстах, что видно уже по одним только названиям песен, которые Нодди Холдер нарочно писал с ошибками. Хотя точнее будет сказать, не с ошибками, а по принципу "как слышится, так и пишется". Дело в том, что весь репертуар группы был основан на молодежном слэнге, который допускает немало вольностей в обращении с языком вообще, и с английским в частности. И вот все это — музыка и тексты — все это с необычайной взаимосвязанностью подчинено одному захватывающему, ураганному, поражающему своей оголтелостью темпу. Этим единством, Slade и отличались всегда в океане самой разной музыки.
Правда, критика, как водится, поначалу не очень-то жаловала наших героев, считая их тупыми подражателями, а рецензии на пластинки или концерты Slade из ехидства писались с такой же дикой орфографией, как и песни на обложках слэйдовских дисков. Причем, таким образом "искусствоведы" выставляли себя далеко не в лучшем виде, тогда как самой группе это лишь добавляло популярности, пусть даже и скандальной. Ну неужели не интересно побывать на концерте или, на крайний случай, послушать пластинку группы, про которую такое престижное издание, как 'Melody Maker' помещает такую заметку: "Примитивные ритмы и грохочущий звук английской четверки Slade, отдающие запахом пивного завода, вытащат на танцплощадку даже того, кто не только танцевать, но и вообще не может двигаться. На концертах этой команды публика оголтело подпевает все слова песен, своим диким и бурным восторгом напоминая разве что пьяных футбольных болельщиков. Впрочем, для молодежи всегда "новое" было синонимом "хорошего". К счастью, это болезнь возрастная, но вот только больных уж слишком много...".
группы Slade. Между тем, Slade потихоньку начали оккупировывать британские хит парады. Первым сигналом предстоящей атаки стала кавер (опять!) версия Бобби Мэчана "Get Down & Get With It" (более известная, правда, в исполнении Литл Ричарда), которая в июне 1971 года оказалась на 16 месте! Когда же 14 ноября того же года новая композиция Slade "Coz I Luv You" попала на первое место и продержалась там целый месяц, какие-либо сомнения относительно будущего группы отпали окончательно. Slade автоматически стали приглашаться на различные сборные концерты, фестивали местного масштаба и просто на разные престижные шоу типа предновогоднего праздника в лондонском клубе 'Marquee'.
В связи с расширением концерт-ной деятельности, Siade решили проявить свое новаторство и на этом поприще, благо возможностей извернуться на сцене в то до-киссовское время было более чем достаточно. И вскоре посетители их концертов увидели то, что один из музыкальных журналов назвал "символом самой фешенебельной помойки". Гитарист Дзйв Хилл выходил на сцену в огромном пестром плаще с блестящим, размером со столовый поднос, зеркалом на спине. С головы свисала роскошная вуаль, а ноги украшали золотистый клеш с серебряными сапогами, чьи каблуки могли сравниться, пожалуй, только с упомянутыми Kiss. Нодди Холдер прыгал по сцене в коротких клетчатых брюках на подтяжках, с неизменным цилиндром с велосипедными катафотами и в полосатых носках. Джимми Ли облачался в немыслимые одежды из красной кожи, тогда как Дон Пауэлл предпочитал обходиться вообще без какого-либо костюма (до пояса, разумеется), если не брать в счет его пышную шевелюру. С потолка летели рулончики серпантина, мишуры и сверкающие облака конфети. И все это по-прежнему сопровождалось огромным грохотом колонок, которых со временем становилось все больше и больше. Одно время Slade даже держали рекорд по мощности концертной аппаратуры: в середине '70-х они выкатывали на сцену 60 колонок общей мощностью под 30 киловатт.
"Я помню, — рассказывает Дэйв Хилл, — как ходил в свое время на концерты Чака Берри и сам был охвачен этим неописуемым порывом, приводящим в движение каждого, кто находился в зале. Еще тогда я уяснил, что хочу играть именно такую музыку. Но играть ее с меньшей громкостью нельзя, и просто не имеет никакого смысла! Не пойдете же вы на дискотеку, где играет магнитофон без усилителя! Однажды на концерте наши фанаты так орали, что едва-ли не перекрикивали музыку, Наш контакт с ними просто разрушился, и мы решили, что больше так повторяться не должно. Кстати, песня "Cum On Feel The Noize" была написана именно про этот случай. Мы просто ДОЛЖНЫ перекрыть любой шум в любом зале".
Насколько им это удавалось, можно судить по концертному альбому 'Slade Alive', который был выпущен в апреле 72, тут же попал на второе место альбомного списка популярности Великобритании и пробыл в нем больше года. После этого Slade решили, что железо нужно ковать, пока оно горячо, и 10 мая в Брэдфорде начали свое первое настоящее турне по Англии, в котором их разогревали Status Quo. Будучи в дороге, группа только и получала сообщения о попадании своих песен в национальные чарты. Так, 1 июля в хиты пробралась "Take Me Bak 'Огле" (неделя пребывания), а 9 сентября — "Mama Weer All Crazee Now", продержавшаяся на самой верхушке целых три недели.
"У меня просто едет крыша, — признался тогда Холдер. — Нет, конечно, мы хотели бы, чтобы наши песни попали в историю, но то, с какой быстротой мы достигли такого успеха — просто невероятно. Впрочем, и The Beatles в свое время выехали на имидже простых ребят из рабочего района, а мы — из той же среды".
Что ж, далеко не самый плохой имидж для рок-группы, тем более, что по сравнению с другими командами, выбравшими такую же фишку, Slade ничего и никогда не делали специально. Они никогда не строили из себя хулиганистых парней типа Rolling Stones — они просто были такими! И вполне заслуженно получили славу, так же по-детски удивляясь и радуясь своему успеху.
"Наверное самое трудное в музыке, это придумать простую, хорошую и трех¬минутную рок-песню, — вспоминал много лет спустя Холдер о своем творчестве, — Но почему-то многие изначально не понимают этого, бросаясь сочинять какие-то немыслимые эпические произведения, симфонии и тому подобное. Все гениальное просто! Другая крайность — кавер-версии. Конечно мы этим тоже активно занимались в свое время, но мы никогда не считали чужие песни способом достичь какой-то популярности просто так получилось. Вообще я не верю, что у нас перевелись таланты. Я вижу очень много великолепных металлических комманд, с большим техническим потенциалом и хорошими идеями. И уверен, что они вполне способны писать хорошую музыку и стать всемирно известными. Но многие из них сейчас больше занимаются своим внешним видом и сценическим представлением, чем музыкой. Не спорю, Slade с самых первых дней имели свой имидж, всякие костюмы, почти театральные шоу, но тем не менее, мы никогда не занимались этим в ущерб музыке, которой занимались намного больше, чем всем остальным. А после удачной песни, попавшей на верхушки хит парадов, стремились сделать новую вещь, которая бы задвинула прежнюю — это и есть вечный стимул к творчеству! Главное всегда верить в свои возможности и никогда не отчаиваться."
Завершив английское турне, Slade отправились за океан, покорять Америку, что немедленно отразилось на штатовских чартах, куда попал сингл "Take Me Back 'Ome", а так же альбом 'Slade Alive'. Успех в Америке был, конечно, не таким большим, чем в родной и более консервативной Англии, но и такое положение дел было весьма неплохим. "Нас вообще радовали любые успехи, пусть даже самые незначительные, — вспоминает Дон Пауэл, — мы были всего лишь компанией друзей, играющих любимую музыку — не больше и не меньше. И было очень приятно и удивительно, когда это стало нравиться такому количеству людей. Так что нам грех обижаться на судьбу".
Зато бывали случаи, когда можно было обижаться на фанатов. Увы, но помимо безобидных танцев перед сценой, случались и инцеденты, подобные тому, что произошел 15 октября '72 на концерте в Брюсселе. Из-за огромных перегрузок мощности полностью вышла из строя электропроводка, и шоу оборвалось едва начавшись. В зале начался беспорядок, недовольные любители песен и плясок начали ломать стулья, а один из бушующей толпы зашвырнул на сцену кирпич (!), который довольно сильно повредил левую руку Нодди Холдера. Вот и благодари после этого своих поклонников за любовь и поддержку.
Завершив гастроли и отметившись еще разок в британском национальном чарте новым синглом "Gudbuy T'Jane" (песня попала на второе место, уступив только 'My Ding-A-Ling'' Чака Берри), Slade вновь засели в студии, в конце 1972 года выдав результат своей работы: альбом 'Slayed?' — десять новых песен, в числе которых такие знаменитые слэйдовские хиты, как "Gudbuy Gudbuy", "Mama Weer All Crazee Now" и кавер легендарной джоплиновской "Move Over".
Нодди Холдер, Джимми Ли и Дэйв Хилл Новый год для группы начался с выступления в лондонском зале 'Palladium' 7 января на фестивале 'Fanfare For Europe', посвященном вступлению Соединенного Королевства в европейский экономический общий рынок. Понятно, что одно только упоминание в списке участников этого торжества было само по себе очень почетно и выводило группу на новый уровень популярности, и не только у себя на родине. Новый альбом 'Slayed?' уже карабкался на вершину хит¬парадов по обеим сторонам Атлантики. А в марте месяце, после четырехнедельного пребывания "Cum On Feel The Noise" на первом месте британского списка, Slade были названы самой успешной английской хит-сингловой группой после The Beatles — звание, говорящее само за себя. "Когда нам сообщили об этом, — вспоминает Джимми Ли, — я решил, что это какая-то шутка, или просто недоразумение. Нас сравнили с битлами! Это просто невероятно, и даже и по сей день мне иногда не верится в это, хотя факт остается фактом — это действительно так и есть".
Следующая страница в истории Slade не самая веселая, ибо она чуть было не стоила жизни барабанщику Дону Пауэллу. В ночь с четвертого на пятое июля 1973 года Пауэлл врезался в дерево на своем автомобиле, в результате чего погибла его невеста, манекенщица Анжела Морис. Девятнадцатилетняя девушка была выброшена через лобовое стекло и по дороге в больницу скончалась. Сам же Пауэлл получил двойной перелом основания черепа и страшное сотрясение мозга, в результате чего два месяца практически не приходил в сознание. К этому времени Slade были уже готовы к записи нового альбома, однако из-за болезни барабанщика запись пришлось отложить на неопределенный срок. "Дело в том, — объяснял Холдер. — что даже после операции у Дона несколько месяцев были проблемы с памятью. Попросту говоря, он просто не помнил свои партии, и нам пришлось вместе с ним заново учить свои же песни. Конечно, другого выхода у нас просто не было, но заниматься более идиотским делом лично мне еще никогда не приходилось".
Из-за этих проблем запись новых песен было решено перенести еще немного, заполнив образовавшуюся пластиночную паузу сборником лучших вещей 'Sladest', который появился в продаже в октябре '73. Решение это было принято еще по одной причине. "Просто настало время, — прокомментировал это гитарист Дэйв Хилл на альбомной вкладке, — народу давно был нужен такой альбом. Мы тоже давно думали сделать такою подборку, но дожидались подходящего момента".
И, как добавил автор этой компиляции Нодди Холдер, "со 'Sladest' мы оказались нужной группой в нужном месте и перед нужной публикой". Сам же альбом содержал 14 песен, многие из которых ранее выходили только лишь на синглах. Все вещи были расположенны в хронологическом порядке, так что пластинка являлась своеобразной иллюстрацией развития Slade, их восхождения на вершину успеха.
15 декабря группа совершила очередное свое достижение. Записанная в Нью-Йорке во время прошедшего американского тура композиция "Merry Christmas Everybody", заняла первое место британского хит парада, на котором продержалась пять недель. В один только день выхода сингл был продан в количестве 250 000 экземпляров (всего "Merry Christmas Everybody" было продано более миллиона штук) и стал самым продаваемым слэйдовским синглом, стабильно возвращаясь в чарты каждое Рождество в период с 1981 по 1986 год.
Между тем, Дон Пауэлл резко пошел на поправку, и группа могла, наконец, приступить к записи нового альбома. Пластинка под названием 'Old, New, Borrowed & Blue', увидела свет второго марта и практически сразу попала на первое место в Англии, что для Slade стало уже чуть ли не традицией. Правда, весь оставшийся год для группы прошел относительно спокойно, без каких-либо шумных событий, хотя на отдых у слайдов времени почти и не было. Только в декабре имя Slade вновь запестрело в прессе, что было связано с премьерой художественного фильма 'Slade In Flame', главные роли в котором исполняли сами музыканты, играя собственно самих себя. Фильм был встречен весьма хорошо, однако в своем новом актерском амплуа Slade не отличились чем-то необычным или оригинальным, присущим их творчеству. Как написал один критик, "нет в этой работе никакой искорки, с помощью которой обычно отделяется сносное от хорошего, неудача от успеха". Чего нельзя было сказать о битловских 'На помощь!' и 'Ночи трудного дня', с которыми в первую очередь сравнивали новое слэйдовское творение.
Одновременно с фильмом вышел и саундтрэк 'Slade In Flame', в коммерческом плане удавшийся получше своей видео-версии. Во всяком случае, в Америке фильм впервые был показан лишь почти год спустя, в сентябре '75. Правда, нужно сказать, что к этому моменту группа несколько сбавила обороты, и в течение целого года ничем достойным хоть какого-то внимания не занималась, что, впрочем, не мешало попадать новым синглам в верхушки хит-парадов. Что-что, а уж синглы-то Slade всегда выпускали регулярно и с завидной меткостью.
Очередной же альбом вышел лишь в марте 1076 года, и в какой-то степени он оправдал столь длительный творческий кризис группы. Речь идет о диске 'Nobody's Fool', который справедливо считается одним из лучших альбомов Slade. "Я думаю, что 'Slade In Flame' действительно был не самой лучшей нашей пластинкой, — говорит Нодди Холдер, — поэтому нам нужен был более качественный и интересный материал, который в какой-то степени бы нас смог реабилитировать. Нет, на волоске мы, конечно, не висели, но группа пребывала в каком-то аморфном состоянии, и нужен был действительно хороший толчок, хорошая встряска. И по-моему, 'Nobody's Fool' сделал то, что нам требовалось. Это было как второе дыхание".
Что же до мнения рок-общественности, то, на ее взгляд, 'Slade In Flame' был как раз последним крупным достижением группы, после чего популярность их пошла на спад, что было связано не только с самой музыкой, которая все меньше и меньше блистала оригинальностью, но и с английской панк-революцией. На британской сцене, прессе и улицах вовсю хозяйничала молодежь с разноцветными прическами и килограммами булавок и клепок в одежде. На их фоне бунтарство и хулиганство Slade выглядело крайне блеклою Старые рокеры были отодвинуты на второй ппан и пытались найти выход своему творчеству за океаном, что удавалось далеко не всем. Slade попали как раз в эту категорию. Нодди Холдер Впоследствии, сами музыканты признали, что это было одной из самых больших ошибок в истории группы, приведшей к потери немалой части своих британских поклонников.
Как бы там ни было, но и хит-парады — этот критерий популярности артиста, тоже указывали на то, что время Slade уже подходило к концу. Даже сингл с двумя знаменитейшими песнями Элвиса Пресли в их обработке, в Англии не добрался и до первой тридцатки. Вышедший же очередной альбом — 'Whatever Happened To Slade' 1977 года лишь подтверждал все вышесказанное. С обложки, правда, глядят весьма оптимистичные лица, да и старые фэны не забывали своих кумиров, тем более что и сам диск не был уж таким плохим, однако былая слава и подвиги, несомненно, были уже позади. Но, работа продолжалась, исправно появлялись новые сорокопятки, проходили концерты, а менеджер и продюсер Slade основал даже свою компанию 'Barn Records', чьими первыми клиентами стали, естественно, Холдер, Хилл, Пауэлл и Ли. Так что вышедшая в ноябре '78 года вторая часть 'Slade Alive' стала первым слэйдовским продуктом, сделанным под маркой Barn.
Концертник неплохо продавался, однако главным событием 1978 года для Slade стало их выступление в качестве почетных гостей на 'Great British Music Festival* на стадионе 'Wembleye Лондоне. 29 ноября. Группа была встречена тепло и радушно, однако кризис в рядах наших героев достиг такой точки, что уже в декабре месяце Джимми Ли вместе со своим братом Фрэнком создали свой проект The Dummies, и на Cheapskate Records выпустили сингл с двумя вещами. Проект, однако, потерпел полный крах, и Ли вернулся к своей прежней группе.
В 1979 году фиаско потерпел и Чес Чендлер со своей фирмой. В октябре, с выходом очередного слэйдовского диска 'Return To Base', фирма Barn прекратила свое существование. Полным провалом, правда, это назвать было нельзя, поскольку уже упомянутая Cheapskate Records в определенной степени принадлежала и Чендлеру, который решил уделять ей больше внимания, как более перспективной компании.
Между тем, панк-волна отхлынула от берегов Соединенного Королевства, породив тем самым огромное количество новых тяжелых команд и обнажив свое, некогда затопленное, дно со старыми рок-монстрами, среди которых были и Slade. Группа, так долго дожидавшаяся этого второго рок-пришествия, была, наконец, вознаграждена за терпение и преданность своему делу. Летом 1980 года они были приглашены на известный фестиваль в английском городе Рединг, где были встречены более чем восторженно. Дела Siade вновь пошли в гору. Осенью того же года на чэндлеровской Cheapskate Records выходит концертный ЕР 'Slade Alive At Reading-80', с которым слэйды вспомнили, что такое хит-парады. А буквально через месяц бывшая фирма Slade — Polydor — выпустила альбом 'Slade Smashes', сборник лучших вещей группы.
Polydor не ошиблись: уже в феврале 1981 года новый сингл Slade "We'll Bring The House Down" в Британии попал на десятое место — впервые за шесть лет группа попала в Тор-10. В марте вышел одноименный альбом, пользовавшийся не меньшим успехом не только среди фэнов-ветеранов, но и в кругах более молодежных.
Весь оставшийся год Slade выступали с концертами и один за одним выдавали на суд публики свои бесконечные синглы, уже давно переплюнув в этом занятии The Beatles. А в августе группа выступила аж на 'Monsters Of Rock', фестивале тогда не таком престижном как сегодня, но уже достаточно известном.
"Около четырех лет мы действительно переживали тяжелые времена, — говорит Дэйв Хилл, — мы играли в маленьких клубах, и даже в таких местах как закусочные и рюмочные! Все было так беспорядочно, что я даже не знаю, как мы продержались. Мы всегда были верны своей музыке, и этот период только подтвердил это. Нам, по большому счету было все равно, что пишет о нас пресса, что говорят люди — мы знали что наши песни кому-то нужны, и в первую очередь — нам самим. И вот результат — мы снова впереди! После Ридинга наши дела круто пошли в гору, хотя приходилось начинать все почти с нуля. Донингтон же окончательно расставил все точки над i, этот концерт был наверное самым лучшим в нашей истории, потому что мы играли перед таким количеством народа и снова были на высоте. Я никогда еще не видел такой толпы! И я сразу почувствовал, что чем круче концерт, чем больше народу, тем круче ты должен играть, выжать из себя все на что ты способен. Я никогда не считал Slade фестивальной группой, но после "монстров рока" многие говорили, что в этот день мы были самыми лучшими. Причем хочу заметить, что многие видели нас чуть ли не впервые, и мы играли очень много своих старых вещей. Кстати со временем они стали еще лучше, намного тяжелее и быстрей."
Лишь к Рождеству появился новый альбом 'Till Deaf Us Do Part' — первая пластинка Slade, вышедшая на фирме RCA. "Мы всегда считали, — сказал тогда Холдер, — что успех группы зависит не только от качества твоей музыки и ее исполнения, но и от частоты выхода пластинок и синглов. Это стимулирует твою популярность, не дает забыть о тебе ни на минуту. Что же касается конца 70-х, то это действительно был творческий кризис, и мы были просто не в состоянии постоянно заниматься сочинением песен и всем, что с этим связано. Я думаю, что это даже не связано с повальным увлечением панком в то время. Но в любом случае, сейчас мы воодушевлены как никогда, и наверное способны сделать еще что-то достойное в этой жизни".
С таким вот оптимизмом 19 марта в Оксфорде Slade начали британские гастроли, которые завершились в Бристоле второго апреля. На одном из этих концертов была сделана запись, которая легла в основу концертного альбома 'Slade On Stage', вышедшего в конце '82 года, вместе с очередной версией "Merry X-mas Everybody". Альбом этот пошел несколько хуже предыдущих концертников, но в целом, на делах Slade это никак не отразилось. Наоборот, попадавшие за океан пластинки Slade породили там к началу '80-х множество их подражателей. Почти как в Англии — панком, в Америке началось повальное увлечение глэм-роком, за основу которого многие взяли музыку и имидж таких, групп как Slade и Sweet.
В Англии же такой народ порадовался только в декабре '83 года, когда появился новый альбом Slade 'The Amazing Kamikaze Syndrome', которому предшествовало выступление группы в английской телепередаче Top Of The Pops'. He позднее, чем сейчас, можно было отметить, что слэйды взяли более роковый курс, а звучание их стало жестче и тяжелее, что для групп начала прошлого десятилетия было довольно типично. "Что ж, мы ведь развиваемся, — объяснял Дэйв Хилл, — то, что мы делали десять лет назад, нам уже не так интересно, да и лет нам побольше. И наши поклонники тоже ведь растут и развиваются, поэтому Slade продолжает пользоваться успехом столько лет".
Между тем, одна из ведущих американских групп Quiet Riot назаписывала несколько песен Slade, ставших там еще более популярными, чем сами оригиналы в свое время. Это, в свою очередь, породило новый всплеск интереса к самим слайдам — истории свойственно повторяться (см. начало истории). "Да, — размышляет Пауэлл, — ведь когда-то мы занимались тем же самым!"
Следующие два альбома — вышедший в апреле 1984-ого 'Keep Your Hands Off My Power Supply' и мартовский 'Rogues Gallery' 1985-ого проскочили незамеченными, что дало повод еще более усилить мнение критиков по поводу упадка группы, как творческого, так и коммерческого. Тем не менее последний пункт Slade смогли реабилитировать в 1987-ом году выпуском хорошо распроданного диска 'You Boyz Make Big Noize', однако еще более углубленного в поп-дебри в ущерб рок-энергетике.
"Я думаю, что все дело в возрасте группы и ее развитии, — говорит Холдер по поводу вопроса о возможном увя¬дании коллектива, — Да, я понимаю, что былую славу нам уже не вернуть. Когда мы были молоды, и сочиняли наши первые песни, мы просто ненавидели работу в студии, для нас это было настоящей пыткой. Мы всегда хотели играть свои вещи так, как делаем это на концерте, поэтому все эти студийные требования были просто невыносимы. Дэйв Хилл и Нодди Холдер Сейчас же мы наоборот больше времени уделяем именно студийной работе и продюссированию. Много работаем в своих домашних студиях, и, думаю, делаем более качественную музыку чем раньше. А что же до мнения, что время Slade уже прошло... не знаю, не нам об этом судить. Но народ по-прежнему приходит на наши концерты и покупает наши пластинки. Наверное мы еще что-то можем."
Тем не менее интереса старожилов хватило в качестве повода для выхода очередного сборника 'Wall Of Hits' (ноябрь 1991-ого), что подвел черту под карьерой группы, которая фактически оборвалась после ухода Холдера. Проходящие без его участия турне и последний гигант 'Keep On Rockin' вызвали интерес у публики, который если и отличается от нуля, то явно не в лучшую сторону.
Но если кто-то и скажет, что Slade мертвы, то никто спорить не будет — группа мертва, но музыка ее и сейчас слушается так же живо, как и в лучшие годы существования коллектива (то есть практически весь период его активной деятельности!). Не зря ведь мы вспоминаем о Slade на страницах нашего журнала — нами движет любовь к их музыке, которая, судя по внушительным объемам продаж компакт-дисков Slade на территории нашей необъятной Родины, является явлением всероссийского масштаба. Тем более что группа навсегда заняла свое место в истории, как сказал Нодди Холдер: "Я от многих слышал, что именно Slade повлияли на них как на музыкантов. Конечно, это достаточно приятно, хотя я до сих пор не перестаю удивляться такой нашей популярности. На концертах я вижу совсем молодых ребят, прыгающих под наши песни, и подпевающих слова даже самых старых наших вещей, написанных тогда, когда эти фанаты были совсем пацанами, и понятия не имели вообще о какой-то музыке. Это очень здорово, когда стираются всякие возрастные грани, когда музыка объединяет людей всех возрастов и национальностей."

Алексей Глебов.

вернуться на верх НАВЕРХ
SLADE
Друзья сайта
Beatles.ru Официальный сайт группы ‘Аракс’
Rock-Book © 2006-2019

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Rambler's Top100