Сайт о музыке
и музыкантах
Публикации о Beatles с 2001 по 2010 год
Предыдущая      Предыдущая                          Следующая      Следующая

ДЖОРДЖ ХАРРИСОН (1943-2001).
Журнал «NEW MUSICAL EXPRESS» №2, 28 января 2002 года Смотреть оригинал статьи
НАЧАЛО 60-Х
Тихоня


21 сентября 1962 года NME впервые упомянул о обзоре сборников группу Toe Beatles и, начиная с этого дня, на протяжении всех 60-х пристально следил за каждым шагом легендарных ливерпульцев. Не было такой недели, когда бы NME не написал о Beatles: он рецензировал каждую их пластинку, бывал на каждом их концерте и даже путешествовал вместе с группой по Америке во время их легендарного покорения Нового Света. Когда «Please Please Me» и «From Me To You» взметнулись на вершину британских чартов, и на очереди стояла «Twist And Shout», NME опубликовал материал в четырех частях из серии «крупным планом», в котором подробно рассказал о каждом битле по отдельности. /16 августа 1963, стр. 2/. Короче говоря, NME и Beatles всегда и всюду были вместе. В этом номере о память о Джордже Харрисоне мы заново публикуем самые интересные материалы из архивов NME 60-х о 70-х годов, чтобы напомнить читателям о том, каким был на самом деле битл по кличке Тихоня.

БИТЛ КРУПНЫМ ПЛАНОМ: ДЖОРДЖ ХАРРИСОН

Час ночи. Джордж Харрисон — в ливерпульском клубе "Blue Angel". Опершись на игральный стол, он бесцельно похлопывает по зеленому сукну и бросает задумчивые взгляды сквозь клубы сигаретного дыма. Мы говорим с Джорджем о том, насколько успех The Beatles зависел лично от него.
Он прихлебывает пепси: "Тут ведь вот какое дело: Beatles - это и есть вся моя карьера. До этого у меня только один раз была работа, да и то - всего два месяца. Я бросил Ливерпульский университет, когда мне было 17, а потом работал помощником электротехника. Делал перемонтаж и все такое. Но долго заниматься этим я не мог - слишком сильно любил музыку. К тому же, я еще в колледже познакомился с Полом, и у нас с ним был общий интерес - гитары. Вообще-то, сначала у Пола была труба: помню, мы с ним постоянно играли "When The Saints Come Marching In". Целыми днями только одну эту вещь и играли.
Кто знает, может, если бы Пол умел одновременно играть на трубе и петь, у Beatles было бы теперь особое "ливерпульское трубное звучание", но он в конце концов купил себе гитару, а потом мы познакомились с Джоном. Я тогда и не знал даже - узнал об этом только совсем недавно - что, оказывается, мы с Джоном в младших классах учились в одной школе, она называлась Dovedale Road. И потом друг с другом не виделись, пока нам не исполнилось 16 или 17.
А еще было время, когда у меня - прикиньте! - была собственная группа. Называлась не то The Rebels, не то как-то еще...
Потом мы с Полом и Джоном несколько раз выступали в общежитиях Британского Легиона и в клубах для рабочих. Наша группа тогда называлась The Quarrymen, но это было так, несерьезно. Еще я кое-где время от времени подрабатывал. Кажется, был даже такой момент в моей жизни, когда я одновременно играл в трех группах!
Реклама пластинок The Beatles, среди которых - редкий сборник битловских Best Of... /3 декабря 1965, стр. 9/. Помню, мы с Полом тогда играли на гитарах, а Джон просто пел и ни на чем вообще не играл. Мы были помешаны на Бадди Холли и делали номера вроде "Think It Over" и "It's So Easy". А однажды мы участвовали в шоу "Мы ищем таланты", где музыкантов оценивали по громкости аплодисментов в их адрес. Но мы тогда не смогли дождаться результатов, потому что нужно было успеть на последний поезд. Так и не узнали, выиграли мы тогда или нет.
Некоторое время вообще ничего интересного с нами не происходило. Кажется, наша группа тогда распалась, а потом мы снова собрались вместе, и к нам присоединился парень по имени Стюарт Сатклифф. После одной из поездок в Гамбург Стю покинул группу - решил остаться в Германии, но потом, как это ни печально, он там умер".
Джордж зажигает сигарету. "Как-то нас послушал Ларри Пейн и устроил нам выступление в Шотландии. У нас тогда было штук восемь ударных установок, потому что каждый новый барабанщик, когда уходил из группы, почему-то оставлял нам свои барабаны. Одно время даже Пол немного барабанил.
Потом мы поехали в Германию. По-моему, это был август 1960-го. Я хорошо помню, какой был год, потому что германская полиция тогда обнаружила, что я несовершеннолетний и не могу играть в клубах, и отослала меня обратно в Ливерпуль.
Через несколько дней остальные парни тоже вернулись домой, но мы не сразу собрались вместе. Вообще, после этого прошло довольно много времени, прежде чем мы решили, что пора бы нам найти какую-нибудь работу - и то не знаю, что было бы, если бы не Боб Вулер.
Думаю, Боб знал о ливерпульской сцене больше, чем кто-либо вообще. Он нашел нам работу в данс-холле сразу после рождества 1960-го. Было забавно: мы так много времени провели в Германии, что в Ливерпуле нас практически никто не знал. В афише про нас написали: "Прямиком из Гамбурга", и все были уверены, что мы - немцы!
Одна девушка подошла ко мне после концерта и сказала: "Ого! Классно ты шпаришь по-английски!"
Джорджу приносят еще пепси, и он делает паузу, чтобы поздороваться с Бобом Вулером, который только что вошел в зал.
Боб: "Я вам вот что скажу про Джорджа: слава его совершенно не испортила. Как-то я написал слова песни, которую Билли Джей Крамер записал для своей будущей пластинки, и был уверен, что не очень-то скоро услышу готовый вариант, а Джордж сделал себе копию и проехал на машине четыре мили, чтобы дать мне его послушать. Может, это не так уж и много, но меня поразило его страстное желание мне помочь".
Джордж скромничает: "Да ладно, ты бы сделал на моем месте то же самое! Я же знаю, каково это - ждать диска, чтобы послушать, каким он получился. Когда мы записались на Polydor в Германии, я эту пластинку слушал несколько дней подряд круглые сутки.
А кстати, на той немецкой пластинке мы еще не назывались The Beatles. Они не знали, как перевести это слово, поэтому назвали нас The Beat Brothers.
Есть ли у меня хобби? Ну, я все время играю на гитаре - даже когда не на сцене - и люблю ставить разные пластинки.
А еще мы тут придумали такую штуку с магнитофоном: Джон пишет слова - ну, не то чтобы это были стихи или проза, а так, просто - и я зачитываю их на пленку. Очень странные веши. Наверное, если бы кто-нибудь другой это послушал, он бы вообще ничего не понял.
Реклама суперкурток без воротника, по которым сходила с ума вся Англия. «Мальчики, поразите всех! В этой самой модной куртке в стиле Beatles из черной кавалерийской саржи с подкладкой высшего качества. Прекрасно сшита из чрезвычайно популярного материала, с двумя внешними карманами по бокам и одним - внутренним. Подкладка - по всей куртке. Металлические пуговицы с дизайном «Цезарь». Суперцена - всего £5.10 наличными плюс плата за пересылку (£3 за килограмм). Пришли деньги сейчас и получи! Годится для возрастной группы от 14 до 20 лет. Объем груди: 34 дюйма, 36 дюймов и 38 дюймов». /17 января 1964, стр./ Несколько недель назад мы вообще здорово повеселились с магнитофоном. Мы вместе с Gerry And The Pacemakers сидели в машине, на Джерри была огромная шляпа и темные очки, и он спрашивал у людей, как проехать к местному гольф-клубу. Некоторые отвечали просто убийственно. Это было прямо как в передаче "Скрытой камерой", но только в звуковом виде.
Ну, еще мы тут подумываем о треке для картинга. Пару недель назад я говорил об этом с Адамом Фейтом, и, похоже, он так же сильно помешан на картинге, как и мы. Думаю, нам удастся еще кого-нибудь на это дело подбить".
Джордж опровергает предположения о том, что The Beatles в ближайшие годы могут распасться. "Мы знаем друг друга уже лет шесть или семь. Если бы мы не могли друг с другом ладить, то уже знали бы об этом. Лично я чувствую себя абсолютно счастливым. Ринго, правда, говорит, что я занудный сукин сын, но, думаю, он просто хочет меня позлить.
Думаю, у нас еще многое впереди. Я бы, пожалуй, хотел вложить деньги в какое-нибудь дело и попробовать себя в разных сферах шоу-бизнеса.
Что до придумывания песен, то тут мне повезло. Я не мучаюсь с этим делом так, как Джон и Пол, хотя, наверное, и хотел бы как-нибудь попробовать. Вообще-то, один номер я даже как-то сочинил - если, конечно, это можно назвать "сочинительством". Это было в Гамбурге, приблизительно в то время, когда вышел "Apache" The Shadows. Нас с Джоном кто-то попросил напеть мотив, и мы попытались его изобразить. Получилось у нас совсем непохоже на "Apache", но нам понравилось, и мы несколько раз использовали этот номер в своих выступлениях. Мы даже дали ему название - "Cry For A Shadow", и он есть на нашем ЕР, записанном на Polydor".
Джордж Харрисон не пытается изобразить из себя этакого энергичного битла. "Я люблю вечеринки, люблю повеселиться, как и все, - говорит он. - Но для меня нет ничего лучше, чем провести немного времени в покое и тишине. Посидеть у большого жаркого камина в теплых тапочках и посмотреть телевизор. Вот это - настоящая жизнь!"

СВИНГУЮЩИЕ 60-Е
Раджа битников


К середине 60-х феноменальный успех The Beatles радикальным образом изменил музыкальный климат на всем земном шаре. Чтобы торжественно начать год, NME попросил Джорджа Харрисона написать о том, чем занимаются битлы в редкие свободные от записей и выступлений дни. /14 января 1966, стр. 3/. Эстрадные певцы были с позором согнаны со сцены, и каждую неделю на свет появлялись все новые о новые бит-группы. The Rolling Stones, The Kinks, The Small Faces, The Who - все они устремились вслед за Beatles и Джорджем в чужую, неведомую страну, a NME сломя голову ринулся в самую глубь новых музыкальных событий и открытий и стал близким другом величайшей группы в мире.
Многим это покажется странным, но мы, Beatles, еще не запланировали ни одного концерта на 1966 год.
Ну просто ни одного выступления не назначили! Это, пожалуй, первый раз за все время, что мы играем в группе, когда мы не можем твердо сказать: "Мы играем такого-то числа в таком-то месте". Не подумайте, что мы забыли о том, что месяца через два нам предстоит записать еще одну пластинку, а еще через какое-то время — снять очередной фильм. Но ведь это все еще так далеко. Возможно, вы читали в NME несколько недель назад о том, что мы пока не собираемся снимать "A Talent For Loving". Но, наверное, какой-нибудь вестерн мы все-таки снимем. Тот па¬рень, который писал сценарий для "A Talent For Loving", работает сейчас над совершенно другой историей, и, возможно, именно по ней мы и снимем фильм. Пока мы называем его "Beatle Film #3".
Правда, на днях Пол говорил с нашим режиссером Диком Лестером, который, скорее всего, не сможет снимать наш следующий фильм, — так он сказал, что, даже если сценарий был бы готов (а это не так), мы начали бы снимать не раньше июня. Так что скорее всего мы будем работать над фильмом в середине лета, а выйдет он приблизительно в ноябре.
Но я вовсе не помираю со скуки. Здесь, дома, полно всяких дел, так, по мелочи. Мастерю себе из магнитофонов что-то вроде домашней студии — типа тех, что сделали себе Джонни и Пол. Они могут отдельно накладывать голос и инструменты, так что, если вдруг в голову приходит идея песни, можно сразу самостоятельно ее записать. Хочу тоже себе такую сделать.
Одиноким я себя вроде тоже не чувствую. Тут ко мне одна женщина приходит шесть раз в неделю - убирает, покупает мне сигаретки и еду. Еще она для меня готовит, но я, вообще-то, и сам могу прокормиться - если, конечно, речь не о чем-то более сложном, чем стейк.
Я, кстати, как-то на днях позвонил Джону, чтобы сказать ему, что у меня тут лежит огромный кусок мяса - не хочет ли он прийти и помочь мне его съесть. Но он сказал, что как раз собирался звонить мне, потому что у них там здоровенная утка, и они не знают, как им ее такую здоровенную съесть без меня. Кончилось тем, что он съел эту свою утку, а я — свой кусок мяса, а потом пошел к ним.
Мы вообще с Джоном и Ринго теперь без конца заваливаемся друг к другу — с тех пор как стали жить по соседству. И еще мы часто ходим куда-нибудь все вместе. Обложка NME с рекламой альбома The Beatles, напоминающей о том, что «Оркестр Клуба одиноких сердец сержанта Пеппера» - это, вообще-то. The Beatles. /3 июня 1967, стр. 1/. Например, в прошлую субботу мы втроем (Пол был тогда в Ливерпуле) ходили на вечеринку к Мику Джаггеру.
А если мы не встречаемся, то обычно говорим друг с другом по телефону — хотя бы раз в день.
Еще я раз в месяц езжу в Ливерпуль — чтобы повидаться с друзьями и родственниками. Мы все еще обустраиваем дом, который я купил родителям, так что это требует довольно много времени.
Я, кстати, и для своего дома все еще покупаю кое-какие вещи. На днях купил себе несколько картин в галерее на Бонд-стрит. Нет, не какие-нибудь там полотна бесценные, самая дорогая - за 25 фунтов.
Никак не продам свой "астон мартин". Не езжу на нем совсем. С этими новыми скоростными ограничениями я бы никогда не вылез со второй скорости! Я теперь езжу на "мини". У нас у всех теперь "мини-куперы", сделанные на заказ с кучей разных штуковин — самооткрывающиеся окна и все такое.
Только Джон решил не продавать свой "феррари". Он решил покрасить его в черный — как и свой "ролле", с которым, кстати, постоянно чего-то делают. На вечеринке как-то на днях Джон сказал что-то о том, что теперь у него заднее сиденье будет переделано в кровать. Как-то будет раздвигаться.
А еще мы смотрим фильмы. На прошлой неделе нас пригласили на предварительный просмотр "Thunderball". Мне понравилось. Правда, он до идиотского смешной, а я уверен, - предполагается, что люди воспримут его серьезно.
В настоящем кино я не был уже несколько месяцев. Последний раз я ходил на "Repulsion" в один кинотеатр на Оксфорд-стрит, и в кассе натолкнулся на Пола Джонса — это был популярный фильм среди музыкантов.
Я вот тут подумал о том, что-бы перебраться обратно в Лондон. На днях я видел, что продается отличный старый дом в Холланд-Парк, с такими старинными печными трубами. Но вот только проблема в том, что у нас у всех так часто меняется мнение, что уж лучше подождать и потом принять твердое решение.
В общем, у меня сейчас есть целая гора времени, чтобы как следует подумать о разных вещах.

ДЖОРДЖ: У МЕНЯ ГОРЯТ НОГИ, НО ЭТО НЕ БОЛЬНО!

Боязнь самолетов — это общий психоз The Beatles. Они все видят во сне разные авиакатастрофы, но Джорджу такое снится, пожалуй, чаще, чем остальным. Правда, в его снах крушение - это не так уж и страшно.
Вот что он рассказал: "Однажды мне приснился сон, который крепко застрял у меня в голове: про то, как прямо на меня летит самолет и разбивается. Наверное, ваши читатели уже догадались, что именно поэтому я и не люблю летать!
Ну, в общем, самолет разбился и взорвался, и на мили вокруг разлилось горючее. NME так хотел помочь своим читателям проникнуть как можно глубже в жизнь своих героев, что решил опубликовать серию материалов о том, что снится битлам. Джорджу почему-то чаще всего снились походы. /5 августа 1966, стр. 2/. Я отскочил в сторону и бросился на землю, чтобы укрыться от пламени, но огонь был уже повсюду и перекинулся мне на ноги".
Джордж начал говорить очень быстро, заново переживая каждое мгновенье сна. Должно быть, от этой истории вид у меня стал перепуганный, потому что Джордж взглянул на меня и ухмыльнулся: "Да ладно, вообще-то это было весело. Ноги у меня горели, но не то чтобы болели. И я орал что-то вроде "оу! оу! ой-оу!" и разные такие вещи и прыгал повсюду так, как будто бы сел на горячую плиту. Все волосы на ногах обгорели, и штаны превратились в лохмотья. Но не спрашивайте меня, чем все это кончилось. Думаю, я проснулся - потому что и в самом деле почувствовал, что стало как-то жарковато..."
Джордж прошел в другую часть комнаты и налил себе кока-колы, позволив ей стекать тонкой струйкой по кусочкам льда, прыгающим в стакане. "Вообще-то, мне почти всегда снятся какие-то сумасшедшие вещи, а еще там часто встречаются люди, с которыми я знаком в реальной жизни. Когда мне что-нибудь снится, все эти люди ходят мимо или просто стоят радом и смотрят.
Мне снятся странные вещи — ну, например, дома с кривыми зеркалами или люди, которые ходят с крышками от кастрюль на головах. Не спрашивайте, почему они мне все снятся. Это довольно смешно.
А еще смешно то, что мне часто снятся каникулы — как и Полу. Я все время вспоминаю времена, когда мы с мамой и папой ходили в походы. Вспомнишь такое - и обязательно развеселишься! Походы с палаткой — это ведь очень дешево, практически ничего не стоит, особенно если путешествовать автостопом. Помню, мы с Полом как-то протянули целых три недели на два фунта и десять шиллингов - ночевали в поле и все такое. В самом деле так было - честное слово! Людям надо почаще пробовать такие вещи!"
Я спросил Джорджа, все ли его сны - такие "посмейся и будь счастлив", а он в ответ загрохотал от смеха. "Ну, - сказал он, громко прихлебнув из стакана, - какие-то из них и впрямь похожи на комедии, но некоторые - просто триллеры".

СОЛЬНЫЕ 70-Е
Одинокая звезда

(не без помощи некоторых друзей)

Когда группа распалась, сольная карьера Джорджа поразительным образом затмила собою все, что делали Джон, Пол и Ринго. Благодаря своей работе с Бобом Диланом, Эриком Клэптоном и лучшими американскими сессионными музыкантами Джордж не сходил с обложек NМЕ или хотя бы с одной из первых его страниц до тех пор, пока о 1976 году музыкальная индустрия не разлетелась в клочья от взрыва панка.

ДЖОРДЖ УСТРАИВАЕТ ВЕЛИЧАЙШЕЕ РОК-ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ

В воскресенье состоялось одно из самых волнующих событий в истории рок-музыки: Джордж Харрисон и его друзья выступили в Madison Square Garden. Это и впрямь было супершоу — круче всего, что мы когда-либо видели. И Джордж держался на сцене так, как будто рожден для этого. Это было просто невероятно!
Концертов было два — один вечером, а другой - ночью. Программы были одинаковыми, только номера шли в разном порядке. Когда в конце 60-х The Beatles распались, наши читатели отнюдь не потеряли интереса к участникам группы, и NME побывал на первом благотворительном концерте, устроенном Джорджем. /7 августа 1971, стр. 17/. А ведь у них было так мало времени, чтобы все подготовить - я была поражена, как здорово они все организовали. Буквально не к чему придраться.
Представление задержалось всего на несколько минут, и двадцать с лишним тысяч зрителей разразились шквалом аплодисментов, когда погас свет и на сцену вышел Джордж Харрисон, одетый в простой джинсовый костюм коричневого цвета.
Джордж поблагодарил зрителей за то, что пришли, и объяснил, что программа разбита на две части. В первой части, сказал Джордж, будет музыка Рави Шанкара ("более серьезная, чем наша").
Рави Шанкар вышел на сцену и уселся на небольшую платформу, покрытую восточным ковром. Мастеру игры на ситаре аккомпанировали двое мужчин и одна женщина в сари. Рави исполнил два номера, и воздух густо наполнился запахом фимиама. Слушатели отнеслись с должным уважением к этой спокойной части программы, которая длилась около получаса.
Потом стало совсем темно, и, пока рабочие переоборудовали сцену, на двух огромных экранах показывали фильм о пакистанских беженцах в музыкальном сопровождении харрисоновского сингла "Bangla Desh".
Когда фильм кончился, на сцене снова зажегся свет, и все с нетерпением ждали продолжения. И вот они появились — суперколлектив всех времен: за барабанами Ринго Старр и Джим Кельтнер, на басу — Клаус Вурман, за органом - Билли Престон, за фортепьяно — Леон Рассел; Джесс Дэвис, Эрик Клэптон и Джордж Харрисон — на соло-гитарах, а трое участников группы Badfinger - на акустических гитарах, в роли ритм-секции. Кроме того, на сцене было еще шесть духовиков и хор из восьми человек.
Харрисон к этому времени успел переодеться в потрясающий белый костюм и рубашку ржавого оранжевого цвета.
Были исполнены "Wah-Wah", "My Sweet Lord" (для нее Харрисон сменил соло-гитару на акустическую), "Hear Me Lord", "That's The Why God Planned It", "It Don't Come Easy" (тут уже соло сыграл Ринго), "Beware Of Darkness", "While My Guitar Gently Weeps" и совершенно дикую версию "Jack Fish".
Потом оркестр ушел со сцены, и на ней остались только Джордж и один из гитаристов Badfinger - оба с акустическими гитарами. Они спели "Неге Comes The Sun", а из темноты Джорджу подпевали участники хора, хотя я была уверена, что они тоже ушли вместе с музыкантами.
Зал чуть не сошел с ума, когда Джордж вывел на сцену "своего старого друга" Боба Дилана. Это было первое публичное появление Боба за последние два года, так что зрители были просто вне себя от восторга. Когда Дилан, одетый в рыжевато-коричневые штаны и синюю джинсовую куртку, и с губной гармошкой на шее, грянул первые аккорды на своей акустической гитаре, зал почтительно притих.
После "A Hard Rain's Gonna Fall" к Дилану присоединился Джордж на гитаре, Леон на басу и Ринго на тамбурине, и они сыграли еще одну песню Дилана, которую я не узнала. За нею последовали два классических номера: "Blowin' In The Wind" и "Mr. Tambourine Man". А напоследок Боб сыграл "Just Like A Woman", и Джордж с Леоном подошли к микрофону, чтобы подпеть товарищу. Затем Дилан, улыбаясь и помахивая рукой, ушел со сцены, а вслед ему летела буря оваций.
Потом на сцену снова вернулись все, кто выходил раньше, Джордж представил каждого по отдельности, и они сыграли "Something". В конце песни Джордж покинул сцену, а за ним ушли и все остальные. После криков, топота, свиста и аплодисментов музыканты вернулись. Когда в конце 60-х The Beatles распались, наши читатели отнюдь не потеряли интереса к участникам группы, и NME побывал на первом благотворительном концерте, устроенном Джорджем. /7 августа 1971, стр. 17/. Джордж снова всех поблагодарил и попросил зрителей, когда они соберутся уйти, уходить тихо и спокойно,потому что на улице неспокойно.
Сказав это, он начал играть пecню "Bangla Desh". A потом он снова ушел, и стало понятно, что концерт и в самом деле закончился. Сколько бы ни кричала толпа, как бы громко ни хлопала, настало время расходиться.
Прибыль от концерта, а также от обещанного альбома и фильма, должна составить несколько миллионов долларов, которые достанутся пакистанским беженцам.
Правда, концерт был слегка омрачен безбилетниками, которые толпились на улице и пытались прорваться в зал, но все же польза от него была так велика, что все остальное - сущие пустяки. Лично для меня он стал доказательством того, как много могут сделать известные музыканты, если они собираются вместе для общего дела. Да и в плане музыки концерт был просто великолепен!
Джордж так легко и изящно взял на себя роль лидера, что, думаю, теперь мы будем видеть его в этой роли все чаще и чаще.

ХАРРИСОН В 30 ЛЕТ

В феврале Джорджу Харрисону исполнилось 30. Парадоксальным образом самый младший из The Beatles повзрослел раньше своих троих товарищей. Сейчас он не только зрелый, профессиональный музыкант, но еще и чрезвычайно успешный директор компании, звукорежиссер, композитор и миллионер.
С того момента, как в декабре 1970 года группа окончательно распалась, успех Харрисона достиг таких масштабов, что это поразило не только всю музыкальную индустрию, но, пожалуй, и его самого. Может быть, этот успех даже стал причиной нескольких сердечных приступов у Джона Леннона и Пола Маккартни.
"My Sweet Lord" — самый успешный из всех сольных синглов бывших битлов. "All Things Must Pass" — самый продаваемый альбом в Британии и США.
Кто бы мог подумать четыре-пять лет назад, что Харрисон переплюнет своих учителей? Но он взял и написал баллады - не хуже тех, что писал Маккартни, да еще и обогнал Леннона в смысле популярности.
В песне "Bangla Desh" Джордж просит о помощи, в которой нуждается множество людей, и честно признается: "сам я не почувствовал боли". Это важная строчка, она - отражение истинного Джорджа, человека, который остался честным с самим собой. Он сохранил свою индивидуальность, а Леннон и Маккартни, благодаря Линде, Йоко, Wings и Elephants Memory, свои индивидуальности растеряли. Они пытались забыть все, что связывало их с The Beatles, и начать жизнь с чистого листа.
Только один Джордж понимал, что они с Джоном, Ринго и Полом до конца дней для всех останутся "экс-битлами", и отталкиваться нужно именно от The Beatles. Он остался в стороне от ссор Леннона и Маккартни, не критиковал The Beatles, как это делал Леннон, и не основывал новой группы, как это сделал Маккартни.
Вместо этого он играл вместе с прославленными музыкантами вроде Клэптона и писал хитовые синглы для Ринго, Билли Престона и для себя самого. Он работал с самыми разными музыкантами, но не стал собирать своей собственной группы - чтобы не потерять связи с прошлым. Вместо того чтобы разбазарить былую славу, он использовал ее в благих целях.
Он честен и искренен. Он знает, что сегодня - пик его успеха, и что такое больше не повторится. Знает также и то, что добираться до этого пика пришлось пять лет. Целых пять лет он оставался в тени Леннона и Маккартни, но все эти годы он потрясающе эволюционировал как музыкант и композитор. NME поздравляет Джорджа сразу с двумя первыми местами: в чарте синглов («My Sweet Lord») и в чарте LP («All Things Must Pass»). /6 февраля 1973, стр. 1/. Когда смотришь на него сейчас и видишь, что он - самый яркий из всех экс-битлов, поражаешься, почему же ему понадобилось так много времени, чтобы все узнали о том, кто он такой на самом деле.
Харрисон всегда был отличным гитаристом, но вот с написанием песен у него не складывалось. Сочинять музыку и сравнивать ее с песнями двух величайших композиторов 60-х - это по меньшей мере болезненно. А пытаться выпустить свою песню синглом и быть вынужденным сравнивать ее с "Hey Jude" или "Penny Lane" — да такое у кого угодно на всю жизнь отобьет охоту когда-либо еще браться за сочинительство.
Но Харрисон был упрям, он продолжал писать и становился все лучше и лучше. От банальной "Don't Bother Me" (1963) к хорошей "Taxman" (1966). От очень хорошей "While My Guitar Gently Weeps" (1968) к восхитительным "Here Comes The Sun" и "Something" (1969).
Дорога была долгая и трудная, но он ее преодолел. И в доказательство выпустил в 1970 году сольный альбом "All Things Must Pass". Баллада "Isn't It A Pity", как и "Something" (единственный сингл The Beatles, написанный не Ленноном и не Маккартни), была так хороша, что вполне могла поспорить с "Yesterday" и "The Long And Winding Road".
В 1971 году "All Things Must Pass" оказался на вершине британских и американских чартов, а сингл "Bangla Desh" попал в первую десятку после того, как "My Sweet Lord" продержался на первом месте так долго, что, казалось, пустил там корни.
Джордж Харрисон был на вершинах всех возможных хит-парадов, и при этом нашел время на то, чтобы устроить свой знаменитый благотворительный концерт, помочь Ринго записать "It Don't Come Easy", а также сыграть на альбоме Леннона "Imagine" совершенно потрясающую гитарную партию.
Короче говоря, он всех сделал.
TRIBUTES

РОББИ УИЛЬЯМС
"Как можно по достоинству оценить Джорджа Харрисона? Я бы посоветовал всем послушать его "Something" — все прекрасное, что было в Джордже, можно услышать в этих трех минутах".
МАЙК МИЛЛС RЕМ
"Джордж тоже был мечтателем. Он перил, что можно изменить мир, и. благодаря идеализму, активности и музыке, которую он играл, ему это действительно удалось. Он вел тихую, достойную жизнь, и с его уходом мир очень обеднел".
ДЖЕЙМС УОЛШ STARSAILOR
"Джордж Харрисон - самый недооцененный гитарист за всю историю рок-музыки. Его "Something" - это одна из величайших песен о любви из всех, что когда-либо были написаны".
НОЭЛ ГАЛЛАХЕР OASIS
"Если бы я играл в The Beatles, я был бы неплохим Джорджем Харрисоном".
ДЕЙВ ГРОЛ FOO FIGHTERS
"Джордж Харрисон всегда был моим самым любимым битлом. Его спокойная чувственность всегда казалась такой благородной, а песни, которые он писал, звучали как-то мелодичнее и глубже, чем песни остальных. Он не только был потрясающим музыкантом, но еще и обладал такой изумительной способностью передавать своей игрой эмоции, что его гитара была для меня едва ли не самым важным элементом всей музыки The Beatles. Он был их секретным оружием. Один из первых разученных мною гитарных ходов был из его песни "Something" - я выучил его лет в 11. На нашей первой пластинке я отдал ему дань уважения песней "О, George..." — в ней есть такие соло со слайдером — вроде тех, что играл он. Для меня он всегда был самым лучшим... и навсегда им останется, Пожалуйста, не пожалейте времени, поставьте какую-нибудь старую пластинку The Beatles или какой-нибудь его сольный альбом и почтите память одного из величайших музыкантов, когда-либо наградивших нашу землю своим присутствием. Нам будет его недоставать".
КЕЙТ РИЧАРДС THE ROLLING STONES
"Для меня Джордж всегда был и всегда будет прежде всего настоящим джентльменом - в самом буквальном смысле этого слова. Мы оба осознавали, что занимаем схожие позиции в своих группах, и из-за этого между нами возникла какая-то особенная душевная связь. Надеюсь, они сейчас там круто тусуются с Джоном".
ШИРЛИ МЭНСОН GARBAGE
"В это трудно поверить... О, как же обеднел наш мир теперь, когда его нет с нами. Это был действительно великий, достойнейший человек и музыкант от Бога. Давайте каждый из нас зажжет сегодня свечу в память о нем".
MOBY
"Умер Джордж Харрисон, и это очень, очень грустно. Вы знаете о том, что кроме нескольких, написанных им прекрасных песен существуют еще и потрясающие фильмы, снятые Джорджем? Потеряв Джорджа Харрисона, Земля стала беднее во многих отношениях. Бедные мы, бедные. Как же было бы замечательно, если бы Джон Леннон и Джордж Харрисон, Курт Кобейн и Сид Вишес, Дикки Бете и Йан Кертис вдруг снопа оказались среди нас - живые и полные сил! Что там говорят о гениальности, которая сокращает людям жизнь?
Мне очень жаль, что Джорджа Харрисона больше нет с нами. Наверное, этого будет недостаточно, но я все же скажу: он сделал очень-очень много для нашего мира".
КОРТНИ ТЕЙЛОР THE DANDY WARHOLS
"Джордж был моим любимым битлом. Возможно, это было просто потому, что он был самым красивым из The Beatles. Надеюсь, он доволен, что теперь может просто быть самим собой и больше ничего не делать".
ЛИАМ ГАЛЛАХЕР OASIS
"Я люблю The Beatles, и Джорджа, как битла, люблю тоже. И всегда буду любить".

вернуться на верх НАВЕРХ
The BEATLES
Друзья сайта
Beatles.ru Официальный сайт группы ‘Аракс’
Rock-Book © 2006-2019

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования