Наверх
ДРУЗЬЯ
Beatles.ru Официальный сайт группы ‘Аракс’
АВТОРСКИЕ ПРАВА
Все права принадлежат ПРАВООБЛАДАТЕЛЯМ! Данный сайт создан в некоммерческих целях, носит исключительно ознакомительный характер.
При копировании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!
«Delicate Sound Of Thunder» легендарных Pink Floyd, выйдет 20 ноября.
«Delicate Sound Of Thunder» легендарных Pink Floyd, выйдет 20 ноября в нескольких форматах: Blu-ray, DVD, 2CD, 3LP, Deluxe box...
подробнее »»
Новый альбом AC/DC под названием PWR/UP выходит 13 ноября.
Новый альбом AC/DC под названием PWR/UP выходит 13 ноября. Первый сингл Shot In the Dark появится 7 октября....
подробнее »»
ROCK BOOK - О РОК-МУЗЫКЕ И МУЗЫКАНТАХ.
Публикации о группе «АВТОГРАФ»
Предыдущая Предыдущая Следующая Следующая
Александр СИТКОВЕЦКИЙ: «SUPERNOVA»
журнал «GITARS magazine», №3(03) январь - июнь 2006 года. «SUPERNOVA».
журнал «GITARS magazine»
№3(03) январь - июнь 2006 года
Основатель группы «АВТОГРАФ», Александр СИТКОВЕЦКИЙ, 2005. В своем интервью, опубликованном во втором номере нашего журнала за 2005 год, Александр Ситковецкий упомянул о том, что происходит из скрипичной династии и посвятил в свое время скрипке "положенную долю усилий". Композиция "Supernova" с альбома "Empty Arena" – наглядное свидетельство тому, что усилия эти были потрачены недаром. Фундамент классического музыкального образования и характерная "скрипичность" очень хорошо проявляются здесь в звучании гитары и композиторском мышлении музыканта. При этом "Supernova", не является неоклассикой в распространенном понимании этого слова. Скорее имеет место тот естественный и непринужденный симбиоз "классического" и "рокерского", который культивировался европейскими гитаристами 70-х, такими как Ritchie Blackmore или Uli Roth. Интересным является тот факт, что тема в демо-версии родилась на "клавишах" с тембром трубы. Хороший пример того, как перенос аппликатурного подхода других инструментов на гитарный гриф расширяет композиторские и исполнительские возможности гитариста.

Прежде всего, отметим циклическое развитие основной темы композиции. В ней можно выделить повторяющиеся с вариациями структурные "блоки". Это не является в буквальном смысле бегом по кругу - мелодические линии и арпеджио изменяются вместе с гармонией - уместнее провести аналогии с движением по спирали. Этот композиционный прием, безусловно, одно из проявлений классического фундамента Александра Ситковецкого.
В том, что касается вариаций можно подчеркнуть, то, как музыкант адаптирует ритмический паттерн демпфированных арпеджио к мелодическому движению. Казалось бы, не принципиально, как именно обыгрывать повторяющееся арпеджио, но при ближайшем рассмотрении становится видно, что выход на дальнейшей развитие мелодии везде сделан так, чтобы с последних нот арпеджио начиналось плавное восходящее движение, продолжающееся в мелодии. Несложный, но крайне эффективный при продуманном использовании прием.
Отдельного внимания требует ритмика произведения, и прежде всего, ритмические нюансы. Например, при игре в быстром темпе, легатный "съем" ноты, в 5 такте, позволительно было бы сыграть форшлагово. Но в том неторопливом темпе, в котором разворачивается тема "сверхновой" необходимо честно выигрывать 32-е длительности. Точно также привязана к темпу серия бендов-возвратов в 6 такте, которая требует равномерности исполнения. Обратите внимание на начало 12 такта. В нотной записи, есть момент, который технически не может быть отражен в табулатуре. Слайд с 18 на 14 лад начинается в строго определенный момент. Обычно, слайд начинается примерно с середины длительности, но в данном случае, реально движение левой руки начинается только с последней 16-й, поэтому мы записали четверть с точкой, как залигованную четверть и восьмую, которая связана слайдом со следующей нотой.
Можно счесть подобные рекомендации чрезмерным педантизмом, но дело в том, что в ритмике главной темы очень много того, что музыканты на жаргоне называют задержкой или паузой "на вдох". Эти смещения акцентов на 16-ю очеловечивают музыку, действительно создают ощущение живого дыхания. Если позволить себе неточности в мелочах, получится что эти "вдохи и выдохи" перемежаются еще и неуместным "покашливаниями".
Завершая тему нюансов, обратим внимание читателей на звукоизвлечение и вибрато. В табулатуре отражены все случаи явно выраженного вибрато, демпфирования и медиаторных флажолетов, но и настроение композиции в целом подразумевает определенную подачу. В теме часто встречается "предчувствие" (наиболее точное определение) вибрато и флажолетов, а ряд нот как бы открывается из демпфирования. Можно сравнить это с поверхностью звезды, на которой переливается живое пламя, иногда выстреливающее вспышками протуберанцев. Несмотря на то, что эти моменты не отражены в табулатуре, эта красивая, с чувством исполняемая музыка сама подскажет вам манеру исполнения.
Как рассказывает сам Александр Ситковецкий, сохранить ощущение "живости" и человечности, было одной из задач при записи альбома: "Я работал над альбомом около двух лет – сочинял музыку, придумывал гитарные партии, делал аранжировки. В первоначальном варианте было придумано 16 композиций, в конечный вариант вошли 12 (Empty Arena reprise не в счет). Сама запись, сведение и мастеринг заняли чуть больше месяца (кроме Tribe Bolero, записанного летом, когда оркестр Дмитрия Ситковецкого был на гастролях в ЛА).
Чувства и настроения были основаны лишь на желании положить на пленку накопившийся материал и сделать это максимально приближенным к естественному способом – живые музыканты, по возможности в совместном музицировании одновременно в одном помещении и никакого цифрового редактирования, ни ноты! Запись шла на 2-дюймовую ленту, все соло не компилировались, как обычно, из нескольких треков, а выбирался самый удачный и производились необходимые вписки самым традиционным способом - punch-in/punch-out. Инструментом был Gibson Les Paul Classic 1994 с комплектом датчиков Seymour Duncan Antiquity™, включенный напрямую в комбо Mesa Boogie Mark IV (c 12" динамиком EVM 12), канал lead в режиме ограничения мощности (60 вт).
Custom-made провод StraightWire длиной 10м вел из аппаратной в студию. Усилитель был подзвучен вблизи (3-4") динамическим микрофоном Shure SM57 чуть отвернутым от центра динамика (10 градусов), а в углу студии, в 5-ти метрах – микрофоном Neumann U87 на стойке в 1.5м от пола. Сигналы с микрофонов поступали в калиброванную пару Neve 1073 Preamp/EQ, микшировались на пульте "всухую" и отправлялись в готовом балансе без каких-либо эффектов или эквализации на 1 дорожку магнитофона.
Все эффекты и EQ были добавлены на стадии сведения, эффекты, которые помню – Lexicon MPX1 (detune –9/+9) и TC M5000 (plate reverb), также был какой-то древний (70-е) аналоговый прибор задержки и хоруса, который был задействован почти в каждой песне альбома, так как очень "ужирял" и утеплял гитару и позволял найти ей правильное место в звуковой картинке".


LOVE IT OR HATE IT
АЛЕКСАНДР СИТКОВЕЦКИЙ ГРУППА «АВТОГРАФ», СОЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ.
журнал «GITARS magazine», LOVE IT OR HATE IT. №4(04) июль - декабрь 2006 года.
журнал «GITARS magazine»
№4(04) июль - декабрь 2006 года


— Александр, скажите, Вы следите за творчеством Стива Вая? Вам нравится его музыка?
— Определения «нравится или не нравится», на мой взгляд, к Стиву Ваю неприменимы. Он - из тех музыкантов, творчество которых или полностью принимается и увлекает, или оставляет не просто равнодушным, но откровенно раздражает («love it or hate it»).
Я - из числа первых. К Ваю пришел от Сатриани, чей «Surfing with the Alien» (1987), подаренный мне Алексом Лигертвудом (тогдашним вокалистом Сантаны) на совместном концерте в Москве, заставил меня впервые задуматься о собственном альбоме инструментальной гитарной музыки. Позже, сдирая целлофан с только что приобретенного «Passion and Warfare» (1990) Вая, я ожидал услышать нечто похожее… Но ошибся.
Несмотря на общие «Сан-Францисские» корни, уроки у Сэтча и, позднее, сов¬местные проекты, талант Стива Вая - совсем другого замеса. Если Сатриани - это джентльмен гитары, ласковый и умелый любовник, никогда не переходящий грани грубости, то у Вая никаких рамок и ограничений нет. Он следует за своим необузданным, неприрученным темпераментом, не обращая внимания на существующие условности или правила игры. Вай - буен, нежен, яростен, непредсказуем. В этом и есть его загадка. Некоторые называют его «черным» гитаристом. Не согласен. В жизни Стив - достаточно скромный, иногда даже стеснительный человек. Несмотря на яркую рок-н-ролльную внешность и привычку одеваться в черный цвет, он хорошо воспитан и производит впечатление личности значительно более глубокой, чем предполагает внешний фасад.
— С позиции профессионала что вы думаете об игре Стива?
— Вай невероятно самобытен: впечатление такое, что стиль, метод, технику игры на гитаре он сам изобрел для себя заново. Сатриани, конечно, же - прекрасный гитарист-виртуоз, методичный и правильный. Но Вай - музыкант-гитарист (в этой последовательности), удивительный коктейль из дьявольской виртуозности, нестандартного мелодического мышления и эпатажности. Его звук, тембр и тон его инструмента уникальны и легко узнаваемы, при этом создается впечатление, что дай ему любую гитару и включи в любой усилитель - ничего не изменится. Когда-то нечто подобное говорил и Ван Хален.
— Ваше мнение о роли и значении Стива в мировой гитарной музыке?
— Современных (70-е годы не трогаю) гитаристов, которые бы оставили яркий, ни на кого не похожий след в истории электрогитары, немного, хватит пальцев двух рук, чтобы их пересчитать. Вай - не изобретатель, как Eddie Van Halen, не утонченный до сахарина аристократ, как Eric Johnson, не методист-виртуоз, как Сэтч. Стив Вай - это то скрытая, то обнаженная эмоция, ведущая его пальцы и сердце.
— Вы говорили, что посещали концерт Вая в Лос-Анжелесе. Какие у вас остались впечатления?
— Самые сильные. Без какого-либо светового шоу, с приличным звуком в рядовом театре на 1500-2000 мест, с непростой для понимания большинства музыкой и мелодикой, он не пытался «поставить на уши зал» - он настолько над этим залом довлел, что просто его загипнотизировал. Невероятная виртуозность и демоническая внешность не служили самоцелью - она лишь еще больше завораживала слушателей. Его музыканты также были на высоте, особенно Billy Sheehan (бассист); было видно, что происходящее на сцене для всех них - истинное удовольствие. При этом рок-н-рольного разгильдяйства не было - было увлеченное совместное музицирование высшего порядка, когда от игры возникает такая энергия, что зритель воспринимает ее уже не на уровне нот и пассажей, а как некое цунами, власти которого отдаешься без сожаления.
Должен здесь чуть остудиться и напомнить, что это лишь мои личные, далеко не объективные впечатления, которые вполне могут не совпадать с мнением окружающих.

Сергей ТЫНКУ
ОБЩИЕ МАТЕРИАЛЫ
Rock-Book © 2006-2020
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования